О центре
Персоналии
Предшественники
Филиалы
Наши новости
Разное в мире
Книги
Статьи Р.П.Еслюка
Статьи по психотерапии
Статьи по соционике
Христианское искусство
Поиск
Статьи по религии
Психология
Религия
Соционика
Эзотерика
Искусство
Культура
Оздоровительные системы
Разное
 Домой  Интересно... / Религия / II. НАЧАЛО ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ИИСУСА В ГАЛИЛЕЕ (продолжение)  Карта сайта     Language ru eng
Православие
Христианство
Иисус Христос
По святым местам
Доказательства веры
Чудеса
Психология веры
Проповедники и святые
Религии мира
Разное



 
II. НАЧАЛО ОБЩЕСТВЕННОГО СЛУЖЕНИЯ ИИСУСА В ГАЛИЛЕЕ (продолжение)


Один из наиболее важных вопросов, который требует точного определения в Евангельской истории, это вопрос о времени, когда Иоанн Креститель, взятый под стражу Иродом, сходит с поприща общественного служения и уступает место Иисусу, открывая обширное поле для Его мессианской деятельности.

Важность определения этого времени настолько значительна, что три первых евангелиста взяли его исходной точкой своего повествования об общественной жизни и служении Иисуса. Чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить три соответствующие места: Матф., IV, 12,17; Марк, 1,14; Лука, IV, 14.

Евангелист Матфей: «Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею».

Евангелист Марк: «После же того, как предан был Иоанн, пришел Иисус в Галилею, проповедуя Евангелие Царствия Божия».

Евангелист Лука: «И возвратился Иисус в силе духа в Галилею; и разнеслась молва о Нем по всей окрестной стране».

Нужно заметить, что св. Лука в указанном месте своего Евангелия не упоминает, подобно двум другим евангелистам, о заключении под стражу Иоанна Крестителя; но он говорил об этом выше (III, 19,20), и поэтому умалчивает здесь; между тем св. Матф. (XIV, 1, 12) и св. Марк (VI, 14, 29) должны были [конец стр.809] упомянуть об этой подробности заключения под стражу Иоанна Предтечи гораздо позднее и совершенно случайно, говоря о волнении Ирода четверовластника по поводу возрастающей славы Иисуса.

Если по свидетельству трех синоптиков общественное служение Иисуса действительно началось с того дня, как Иоанн Креститель был взят под стражу, то, определяя время, когда произошел этот последний случай, мы вместе с тем определим и время начала деятельности Иисуса; нет никого, кто не видел бы всей важности подобного результата.

Итак, согласно синоптикам, заключение под стражу Иоанна Крестителя совпадает с удалением Иисуса в Галилею. В них говорится, что Иисус, узнав о заключении Предтечи под стражу, оставляет Иудею и направляется в Галилею. Если есть возможность точно определить время этого факта, то тем самым мы определим и время заключения под стражу Иоанна Крестителя.

Четвертое Евангелие по поводу этого, как и во многом другом, дает достаточно ясные указания.

Из гл. VI, 1, Евангелия Иоанна видно, что Иисус идет в Галилею после Своего путешествия, о котором упоминается в гл. V, и причиной которого был праздник, не названный, впрочем, в Евангелии. Необходимо разъяснить, что это был за праздник, ибо мы знаем, что иудеи праздновали свои торжества в определенные дни; благодаря же этому разъяснению мы можем почти точно определить день и месяц; а так как нам уже известно, что этот праздник предшествовал 15-му числу месяца Нисана 782 г. от основания Рима, то легко можем узнать интересующий нас год.

Толкование гл. V, 1 Евангелия Иоанна подало повод к образованию различных взглядов среди комментаторов.

Одни, как св. Ириней, Руперт, Янсений, Толст, Лука, Корнелий, Лапиерр, называли этот неизвестный праздник Пасхой; другие, как св. Иоанн Златоуст, Кирилл, Феофилакт Евфимий, Мальдонат — Пятидесятницей, и наконец, некоторые, как Кеплер, Petau, Lamy, Tholuck, Anger, Wieseler — считали его за праздник Пурим.

Мы будем держаться последнего мнения, и вот на каких основаниях.

Во-первых, если бы евангелист Иоанн подразумевал здесь один из больших иудейских праздников, как например, Пасху, Пятидесятницу, праздник Кущей, то он, наверное, назвал бы его. [конец стр.810]

Это видно из его Евангелия. Когда дело идет о Пасхе, он и называет прямо этот праздник (Иоанн, II, 13, 23; VI, 4; XI, 55; XII, 1; XIII, 1.). Равным образом он называет настоящим именем и праздник Кущей (Иоанн, VII, 2.).

Если евангелист Иоанн прямо называл Пасху и праздник Кущей, то, несомненно, он так же поступил бы и в отношении праздника Пятидесятницы, если бы упоминал о нем. Итак, если слова евангелиста Иоанна не дают нам права видеть в празднике, упоминаемом в главе V, один из больших иудейских праздников, тогда, разумеется, это был праздник Пурим.

Впрочем, хронологическая подробность, случайно указанная евангелистом в рассказе о последнем путешествии Иисуса через Самарию, наводит нас на искомое решение. Иисус говорит Своим ученикам: «Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши, и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве» (Иоанн, IV, 35). У иудеев жатва начиналась 16-го числа месяца Нисана торжественным жертвоприношением «Homer» — священного снопа; считая четыре месяца назад, мы придем к месяцу Кислев в обыкновенные годы, и к месяцу Тевет в годы високосные; но так как 782-й год был годом високосным, то, следовательно, это был месяц Тевет. Праздник Обновления прошел, и до Пасхи 782 г. не оставалось никакого другого праздника, кроме Пурима, который в этом году праздновался 14 числа второго Адара, за месяц до Пасхи.

Об этом празднике и упоминает евангелист Иоанн в гл. V. И действительно, в главе VI, 4, говоря о возвращении Иисуса в Галилею после Его путешествия на праздник Пурим, евангелист замечает: «приближалась же Пасха».

Те, кто хочет во что бы то ни стало видеть в рассматриваемом стихе евангелиста Иоанна праздник Пасхи, столкнутся с немыслимой вещью. Так как Иисус не ходил в Иерусалим, а оставался в Галилее в следующую Пасху, и так как, по свидетельству св. евангелиста Иоанна (VII, 2), Он вернулся в Иудею только к празднику Кущей, то выходит, что за время Своего общественного служения Иисус провел полтора года, не быв в Иерусалиме.

Сравнение и сопоставление четвертого Евангелия с тремя первыми приведут нас к тому же заключению.
Путешествие Иисуса в Галилею, о котором говорит евангелист Иоанн в гл. VI, 1, соответствует Его возвращению в Галилею, упоминаемому в Евангелиях Матфея (IV, 12), Марка [конец стр.811] (I, 14) и Луки (IV, 14). Такое согласие Евангельских повествований наводит на предположение о том, что евангелисты в данном случае говорят об одном и том же времени из жизни Иисуса. Если же называть Пасхой праздник, не поименованный в гл. V евангелиста Иоанна, то все их согласие нарушается. В самом деле, так как евангелист Иоанн в гл. IV, 4 упоминает о второй Пасхе, то, следовательно, в это время исполнилось два года общественного служения Иисуса, между тем как синоптики считают только один год.

Напротив, с признанием того, что это был праздник Пу-рим, все согласуется. Синоптики после прихода Иисуса в Галилею рассказывают историю колосьев, растираемых руками учеников Его, что предполагает близость праздника Пасхи, месяца Нисана, как и говорит об этом прямо ев. Иоанн: «приближалась же Пасха, праздник Иудейский» (VI, 4).

Наконец, если Иисус умер, распятый в пятницу, 15-го Нисана 783 г., то невозможно допустить, чтобы праздник, упоминаемый в гл. V, был каким-либо другим праздником, кроме Пурима.

Действительно, первая Пасха за время общественного служения Иисуса, упоминаемая в гл. II, 13, должна быть отнесена к 781 году. Вторая, о которой упоминается в гл. VI, 4 — к 782 г. Поэтому праздник, на который он намекает в гл. V, 1, не может быть Пасхой; это мог быть только такой праздник, который предшествовал Пасхе 782 г. Но гл. IV, 35 указывает время после праздника Обновления храма; а так как между ним и Пасхой может быть только праздник Пурим, то, следовательно, его и надо подразумевать под общим названием праздника, о котором говорит евангелист Иоанн.

Четвертое Евангелие дает указание, что этот праздник пришелся на субботу: новая подробность, подтверждающая наше заключение. Пасха 782 года приходилась на понедельник 18 апреля; а так как праздник Пурим праздновался в этом високосном году 14 Беадара, то для определения дня этого праздника достаточно отсчитать 30 дней, начиная с 18 апреля. Это приводит нас к 14-му Беадара — субботнему дню. Никакой другой праздник в этом году не приходился на субботу.

Некоторые писатели (Roland., Antiq. sacr., IV, 9. De festo Purim.) полагали найти в этом решительное основание для отрицания праздника Пурима, утверждая, что этот праздник по правилам иудейского календаря не должен был приходиться на субботу. Это — заблуждение. [конец стр.812]

Они, очевидно, смешали древнее летосчисление с тем, которое было установлено позднее. В последнем несколько новых правил было введено под влиянием фарисейской школы. В угоду этим предписаниям, которые существовали до III или IV века, некоторые праздники не могли совершаться в известные дни. Пасха, например, не должна была праздноваться на пятницу. Но во времена Иисуса этих правил еще не было, и так как Пасха в том году пришлась действительно на пятницу, когда Спаситель был распят, то и праздник Пурим во время общественного служения Его мог быть в субботу.

Известен факт, о чем Мишна утверждает прямо, что 14-е число месяца Адара или Беадара может прийти на субботу; но в таком случае необходимо было перенести на другой день чтение «Megillah», священного свитка, то есть книги Эсфирь [1].

Что такое был праздник Пурим?

Этот праздник Жребия, по-еврейски «Pourim» (Эсф., IX, 26 и след.), назывался так от слова «роиг» (жребий, участь), слово персидского происхождения. Греческое слово, употребленное в переводе Семидесяти, кажется, скорее еврейского происхождения «para» (разбивать, сокрушать) и «Pour» (кусок, часть, доля), чем персидского. Этот праздник был установлен, чтобы увековечить воспоминание об избавлении иудеев Эсфирью во время владычества над ними персов. Он праздновался 14-го Адара, а в годы високосные 14-го Беадара. Накануне полагался строгий пост, который должны были исполнять даже дети, начиная с тринадцатилетнего возраста, и который освящал собой торжество праздника. Кроме того, накануне иудеи собирались в синагогах и при свете лампад, с появлением звезд на небе, читали книгу Эсфирь, Megillah, священный свиток — без всяких пропусков.

В самый день праздника, утром, снова читали книгу Эсфирь, предваряя чтение рассказом о поражении амаликитян (Исход, XVII).

Затем возвращались домой; этот день проходил в играх, пиршествах и различных увеселениях. Милостыня подавалась весьма обильно, чтобы и бедные могли принять участие в общей радости.

Но часто допускаемые излишества бесчестили праздник, заканчивавшийся настоящей вакханалией; иудеи добавляли ко всем развлечениям праздника следующую возмутительную [конец стр.813] вещь. Они воздвигали виселицу и вешали на ней чучело, сделанное в виде человека из соломы, которое они называли Ама-ном, по имени того, кто хотел погубить иудеев, и заканчивали тем, что подкладывали под это чучело огонь и сжигали своего воображаемого врага. Подобные действия, и в особенности дух мщения и злобы, проявляемый ими столь яростно против язычников, обратили на себя внимание некоторых писателей и рассматривались ими как весьма серьезные причины того, почему Иисус не мог прийти в это время в Иерусалим.

Не надо однако забывать, что эти бесчинства нисколько не отнимали у праздника его характера, священного для сердца истинных израильтян. Для них он был настоящим народным праздником и напоминал им об одном из величайших событий, когда милосердие Божие обильно излилось на народ Божий. Почему же истинный Спаситель и Освободитель иудеев отказался принять участие в праздновании воспоминания о спасении Израиля? Разве этот торжественный праздник не был истинным праздником для бедняков, которые в этот день получали щедрую милостыню от богатых для своего пропитания? Почему же Иисус, друг всех бедных, не пришел в эти дни к Своему избранному народу и не разделил с ним его радости и торжества?

Известные данные, сообщаемые Иосифом Флавием (Древн., XVIII, 5,1, 2), хорошо истолкованные, могут подтвердить то время, к которому мы относим заключение Иоанна Крестителя в темницу. Вполне вероятно, что строгий пророк не долго ждал, чтобы начать свои обличения беззакония, учиненного Иродом Антипой, который развелся со своей законной женой, дочерью Ареты, царя Аравийского, и женился на Иродиаде, жене своего брата Ирода. Итак, возвратившись из путешествия в Рим, Антипа выполнил свое преступное намерение и женился; Иосиф Флавий не указывает времени этого первого путешествия, хотя совсем не трудно определить его с возможно большей вероятностью.

Весьма удобный случай представился Антипе в 782 г. от основания Рима. Умерла Ливия. После смерти Саломеи прежняя царица наследовала все, что ей предоставлялось по завещанию Ирода,— некоторые владения. Для Антипы представлял безусловный интерес находиться ближе к Тиберию, чтобы в это время снова приобрести кое-что из этих владений, соседних с его тетрархией. Данное предположение весьма вероятно и всецело отвечает характеру этого путешествия в Рим, совер-[конец стр.814]шейного Антипой для личной выгоды, о чем Иосиф Флавий весьма ясно выразился, говоря, что Антипа возвратился, успев устроить в Риме все дела, которые заставляли его туда поехать.

Тацит (Анналы, V, 1) прямо говорит, что Ливия умерла во время консульства двух Гемми. Они вступили в отправление своих обязанностей в январе 782 г. Если царица умерла в начале года, то путешествие Антипы могло быть совершено между январем и мартом месяцами. Его возвращение, которое он должен был ускорить, чтобы вступить в незаконный брак, совпало с наступлением праздника Пурима, когда Иоанн Креститель на обоих берегах Иордана, в Иудее и Персе, также находившейся под властью Ирода Антипы, продолжал свою проповедь, призывая к покаянию и обличая виновных, пусть даже и властителей, как и надлежало посланнику Того, Кто судит всех без исключения — и сильных мира сего, и убогих.

Сравнительное изучение четвертого Евангелия и трех синоптиков приводит нас к тому же заключению. В 781 году от основания Рима, после крещения, Иисус совершил Свою первую Пасху, когда иудеи сказали Ему: «сей храм строился сорок шесть лет, и Ты в три дня воздвигнешь его?» (Иоанн, II, 20). Св. пророк Иоанн еще жил в это время, доказательством чего служит гл. IV, 1. В начале же 782 г., во время Своего путешествия в Иерусалим на праздник Пурим, в феврале месяце, Иисус говорит о пророке, как уже о лице исчезнувшем: «Он был светильник, горящий и светящий; а вы хотели малое время порадоваться при свете его» (Иоанн, V, 35). Следовательно, около конца 781 г. или в первые дни 782 г. и немного спустя после того, как Иисус удалился в Галилею, Иоанн был заключен в темницу и обезглавлен.

Источник: http://www.mystudies.narod.ru

Домой написать нам
Дизайн и программирование православие, христианство, религия, творчество
© 2020 Центр интегральной психологии, соционики и профайлинга
Rambler