- Психодиагностика и экспертиза в области психологии;
   - Консультирование, психокоррекция взрослых и детей;
   - Семейная консультация и психокоррекция;
   - Соционическая диагностика, психокоррекция, профориентация;
   - Группы личностного роста и коррекции;
   - Обучающие очные и онлайн курсы.
  Для записи на приём к одному из специалистов, записи в обучающую или   коррекционную группу, или для организации совместных мероприятий:
   Телефон (м.): +38-066-305-68-07
   Почта: psychological-center@hotmail.com

  
О центре
Персоналии
Предшественники
Филиалы
Наши новости
Разное в мире
Книги
Статьи Р.П.Еслюка
Статьи по психотерапии
Статьи по соционике
Христианское искусство
Поиск
Статьи по религии
Психология
Религия
Соционика
Эзотерика
Искусство
Культура
Оздоровительные системы
Разное
 
 Домой  Книги и статьи / СВЯТООТЕЧЕСКАЯ СОТЕРИОЛОГИЯ  Карта сайта     Language ru eng
Книги
Статьи Р.П.Еслюка
Статьи по психотерапии
Статьи по соционике
Христианское искусство
Поиск
Статьи по религии







 
СВЯТООТЕЧЕСКАЯ СОТЕРИОЛОГИЯ
( Новикова И. И. )

Центральное место в богословии святых Отцов занимает учение о спасении. Можно сказать, что все их богословие сотериологично. В основе по­нятия о спасении лежит представление об «оз­доровлении», приведении в цельность боль­ного человека. Именно восстановление изна­чального духовного здоровья человека и вкладывается, прежде всего, в понятие спасе­ния.
Важнейшей предпосылкой сотериологии святых Отцов является их антропология, включающая в себя учение о творении чело­века, его природе, назначении, райском со­стоянии первых людей, их грехопадении и последствиях грехопадения. В главнейших чертах она почти повторяет библейское по­вествование. Это мы, например, прослежива­ем у свт. Афанасия Великого и у свт. Григо­рия Паламы [1, с.1 —11, 35—43]. Святитель Афанасий излагает свои мысли в контексте темы о сотворении мира, сотворении челове­ка и грехопадении, домостроительстве спасе­ния, а свт. Григорий Палама богословствует о тех путях, которые было угодно Богу из­брать для совершения дела спасения: «Бог мог бы действовать силою, но не сделал это­го, а поступил так, как это соответствовало Ему — именно действуя принципом правды» [1, с.36]. Восторженно-поэтический взгляд св. Григория Богослова на этот же вопрос в «Слове 45 на Св. Пасху» открывает нам фи­лософские глубины этой темы — творение ангелов, вещественного мира, грехопадение, подготовка избранного народа к принятию Спасителя в прообразах Ветхозаветных (Пас­хе и исходе из Египта), домостроительство Воплощения: «Мы возымели нужду в Боге, воплотившемся и умерщвленном, чтобы нам ожить. С Ним умерли мы, чтобы очиститься, с Ним воскресли, потому что с Ним умерли, с Ним прославились, потому что с Ним вос­кресли» [1, с.28].
«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3, 16—17). Боговоплощение — сущность христианской веры. На этом догмате зиждется все учение о спасении. Поэтому особенно интересным является ана­лиз святоотеческих взглядов по этому вопро­су. Каковы же побуждения для сошествия в мир Сына Божия? Св. Афанасий Великий называет то, что Бог, «сжалившись над ро­дом человеческим, как Благий, не оставил людей лишенными ведения о Нем» [1, с.5]. «Поелику же идолобесие и безбожие овладе­ли вселенною, и сокрыто стало ведение о Боге, то кому было научить вселенную от Отце?.. Как добрый учитель, попечительный об учениках своих, снисходя к тем, которые не способны воспользоваться высшими по­знаниями, конечно, преподает им познания низшия, так поступило и Божие Слово». «Приносит, наконец, и жертву за всех, вмес­то всех предавая на смерть храм Свой, что­бы всех соделать свободными от ответствен­ности за древнее преступление... доказать, что Он выше и смерти». Св. Григорий Бого­слов: «Он воспринимает мою плоть, чтобы и образ спасти, и плоть обессмертить» [1, с.24]. «Мы возымели нужду в Боге, воплотившемся и умерщвленном, чтобы нам ожить» [1, с.28]. Преп. Максим Исповедник: «Единородный Сын Божий и Слово, став по человеколюбию Своему совершенным Человеком...» [1, с.33]. Особенно подробно и тщательно этот вопрос рассматривает св. Григорий Палама: «Всемо­гущий Сын мог бы и без того, чтобы вопло­титься, всячески избавить человека от тления, смерти и рабства диаволу» [1, с.36]. «Было нужно и необходимо, чтобы человек стал непричастен греху» [1, с.36]. Христос, оказав полное послушание Отцу, преодолел тем са­мым грех Адамова непослушания, дал образ Своей жизни для подражания нам [1, с.38]. «Он становится и Учителем нашим, словом указывая путь, ведущий в жизнь, и величай­шими чудесами делая достоверными слова учения» [1, с.38]. Итак, Сын Божий стал че­ловеком, чтобы явить, на какую высоту Он нас возводит... чтобы разрешить узы греха, чтобы очистить скверну, прибывшую от гре­ха плоти, чтобы явить Божию любовь к нам, чтобы стать для нас примером смирения, что­бы показать, что наше естество было созда­но добрым от Бога, чтобы... сделать людей сынами Божпими, сделав их общниками бо­жественного бессмертия» [1, с.39]. Человека должно было примирить с Творцом, и Хрис­тос стал Жертвой и Священником (чистым и безгрешным). Приведенные выдержки из тво­рений св. Отцов взаимно дополняют друг друга, раскрывая полноту данного вопроса. Особенной полнотой отличается изложение этих положений у св. Григория Паламы, он как бы обобщает основные положения цели Боговоплощения: здесь и любовь Божия, и пример для подражания, и примирение с Бо­гом. Но важнейшее положение св. Григория Паламы — это то, что люди могут сделаться «сынами Божиими», то есть усыновленными Богу по благодати.
Сын Божий воплотился, сошел на землю, стал Богочеловеком. Была ли принята пол­нота человечества (тело, душа и дух-ум)? Что возложил на Себя Сын Божий? «Слово бла­говолило соделать Себя видимым, посред­ством тела, чтобы,став человеком,обратить на Себя внимание людей, отвлечь к Себе чув­ства их, и когда [они] увидят Его человеком, теми делами, какие производит Он, убедить их наконец, что Он — не только человек, но и Бог» [1, с.6]. Тело Он имеет действительное, а не кажущееся. Сын Божий стал по челове­колюбию совершенным Человеком, но без греха: «воспринял безгрешность по проис­хождению от первого устроения Адама и имел ее без нетления, а от рождения, введен­ного впоследствии грехом в естество, воспри­нял одну только страстность, без греха» — уточняет преп. Максим Исповедник [1. с.33]. «Сын и Слово Божие, — по словам св. Гри­гория Паламы, — стали Сыном Человечес­ким, неизменным по Божеству, безупречным по человечеству» [1, с.37]. «Слово Божие не только стало Плотью и обитало в нашей сре­де, видимое на земле, и обращаясь среди людей, но также приняло плоть, такую, ка­кая у нас, и хотя совершенно чистую, однако смертную и болезненную» [1, с.40]. «Ибо если бы Он не был Человеком, то не возможно было бы Ему пострадать, а если бы не был Богом, бесстрастным по Божеству пребывая, то не мог бы плотию ради нас принять такую смерть, благодаря которой даровал нам возстание, или лучше сказать, воскресение и бес­смертие» [1, с.41]. В послании против Аполи­нария Свт. Григорий Богослов доказывает полноту воспринятого Христом человеческо­го естества: ибо для спасения «нужны были Ему как плоть ради осужденной плоти и душа ради души, так и ум ради ума, который в Адаме не только пал, но, как говорят врачи о болезнях, первый был поражен. Ибо что приняло заповедь, то и не соблюло запове­ди, и что не соблюло заповеди, то отважилось и на преступление, и что преступило, то наи­более имело нужду в спасении, а что имело нужду в спасении, то и воспринято. Следова­тельно, воспринят ум» [1, с.31], «ибо не вос­принятое не уврачевано» [1, с.30]. Итак, Гос­подь наш Иисус Христос возложил на Себя всю полноту человечества, дабы исцелить всего человека. Плоть Иисуса Христа была истинно человеческой, но совершенно чистой от всякого греха, как прародительского, так и произвольного. Господь был совершенно свободен от всяких греховных пожеланий. Естество человеческое ипостасно соединено с Божеством. «Человечество не имеет в Нем особой, отдельной, личности, но оно воспри­нято в единство Его Божественной Ипоста­си» [2, с.53].

Вся земная жизнь Спасителя есть единый искупительный подвиг любви, который за­вершается смертью на кресте. «Поскольку Он — Отчее Слово и превыше всех, то есте­ственным образом Он только один мог все воссоздать, Он один довлел к тому, чтобы за всех пострадать и за всех ходатайствовать пред Отцем», — пишет св. Афанасий Великий [1, с.З]. «Он искупил нас от вины, отпустив нам грехи и рукописание их на Кресте разор­вав, искупил нас от тирании диавола» [1, с.42]. Таким образом, смерть обыкновенно­го человека есть пресечение греха. Смерть же Христа Спасителя, безгрешного, но взявше­го на Себя грехи мира, явилась уничтожени­ем греха силой Божией. Крестом Христовым низвержен диавол, человеческое тело спасе­но от вечной смерти, а душа — от адской тем­ницы. Безусловно, могло быть немало других путей для спасения человечества, но великая Премудрость Божия избрала именно это средство: воплощение и крестную смерть Сына Божия. Св. Афанасий Великий говорит, что данное средство совершеннейшим обра­зом отвечает своей цели, являя в себе одно­временно и всемогущество Снисшедшего до нашей немощи, и неизреченную премудрость, и бесконечное милосердие, уничтожившее че­ловеческую греховность, победившее смерть, воссоздавшее и приведшее в совершенство

 человека без нарушения его свободы. Св. Григорий Богослов пишет так: «Ныне спасе­ние миру, миру видимому и невидимому! Христос [восстал] из мертвых — возстаньте с Ним и вы, Христос во славе своей — восхо­дите и вы, Христос [освободился] из гроба — освобождайтесь от уз греха, отверзаются вра­та ада, истребляется смерть, отлагается вет­хий Адам, совершается новый» [1, с.22], «мы возымели нужду в Боге воплотившемся и умерщвленном, чтобы нам ожить. С Ним умерли мы, чтобы очиститься, с Ним воскрес­ли, потому что с Ним умерли мы, чтобы сла­виться, потому что с Ним воскресли» [1, с.28].

В Божественном Домостроительстве спа­сения рода человеческого важнейшее значе­ние имеет жертва, которую принес Господь наш Иисус Христос Своею смертью на Крес­те. Это жертва особая, единственная в своем роде, неповторимая, с которой ни в коей мере не могут сравниться ветхозаветные жертвы. Многоразличные жертвоприношения Ветхо­го Завета, кровавые и бескровные, не избав­ляли от греха, но питали надежду на проще­ние и вселяли утешение и отраду в ожидании грядущего истинного избавления. Поэтому все множество жертвоприношений, как и все внешние предписания и обряды ветхозаветного закона, утратили свое значение, когда Христос принес Себя в жертву на Кресте, принес единожды, и за всех людей, за все че­ловечество. «Следовательно, была нужда в Жертве, примиряющей нас с Высочайшим Отцем и освящающей осквернившихся обще­нием с лукавым. Значит, была нужда в Жер­тве очищающей и чистой, но также была нуж­да и в Священнике, и то — чистом и безгреш­ном... Была нужда в освящении, а освящение с самого начала совершается посредством жертвы Богу каждого отдельного человека, жертва же должна быть чистой, но мы не имели принести Богу такую жертву, посему явился единый чистый Христос, и Самого Себя принес Отцу, как Жертву за нас и На­чатки, дабы, взирая на Него, и веруя Ему, и через послушание Ему соединенные с Ним, через Него явились пред лице Божие, и полу­чив милость, все бы освятились» [1, с.40].
«Кому и для чего пролита сия излиянная за нас кровь — кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы?» — спрашивает св. Григорий Богослов. В глубину тайны на­шего искупления до конца проникнуть нельзя — это Божественная Тайна. Ведь из­вестно, что после грехопадения человек по­пал во власть лукавого. Так кому же прино­сится сия бесценная Жертва? «Если лукаво­му, то как сие оскорбительно! Разбойник получает цену искупления, получает не толь­ко от Бога, но Самого Бога, за свое мучитель­ство берет такую безмерную плату, что за нее справедливо было пощадить и нас! А если Отцу, то, во-первых, каким образом? Не у Него мы были в плену. А, во-вторых, по ка­кой причине кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимаго отцем, но заменил жертвоприноше­ние, вместо словесной жертвы дав Сына? Или из сего видно, что приемлет Отец, не пото­му, что требовал или имел нужду, но по домостроительству и потому, что человеку нуж­но было освятиться человечеством Бога, что­бы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына посред­ствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорству­ющим? Таковы дела Христовы, а большее да почтено будет молчанием» [1, с.27].
Почему именно на Кресте принес Себя в жертву Спаситель? По мнению св. Афанасия Великого, если пришел Он на Себе понести клятву, на нас бывшую, то как бы иначе стал клятвою, если бы не принял смерть, бывшую под клятвою?» [1, с. 10]. Если толковать зна­чение крестной смерти символически, то у того же святителя находим, что, раскинув руки по сторонам Креста, Спаситель привле­кает всех к Богу, а, будучи вознесенным на Крест, побеждает князя воздушного.
С догматом вочеловечения Сына Божия непосредственно связано понятие о Божией Матери как о Деве и Богородице. Этими именами Церковь подтверждает свою веру в истинное, а не кажущееся вочеловечение Бога Слова, веру в то, что Бог в самое мгновение зачатия воспринял в единство Своей Ипоста­си естество человеческое. Иисус Христос ро­дился по человечеству сверхъестественным образом. Об этом единогласно свидетель­ствуют многие святые Отцы: «приемлет наше тело, и не просто, но от пречистой, нераст­ленной, неискусомужней Девы, тело чистое, нимало неприкосновенное мужскому обще­нию» (св. Афанасий Великий): в воплощении от Девы проявляется всемогущество Творца, этим доказывается и Божество Спасителя [1, с.7]; воплощение от Девы — чудо [1, с.8]; св. Григорий Богослов говорит, что как являет­ся непостижимым рождение Сына Божия от Отца без матери по божеству, так же непос­тижимо воплощение Его от Девы без отца по человечеству. А в послании к пресвитеру Кледонию он уточняет, что воплощается еди­ный Сын Божий, предвечно рождающийся от Отца становится Человеком от Девы Мате­ри. Подробнее рассуждает об этом св. Гри­горий Палама: «Бог не только стал Челове­ком, но и от Святой Девы... был рожден, как это было предсказано Пророками, — зачатие в Которой произвела не воля плоти, но наи­тие Святаго Духа. Благовещение [Архангела] и вера [Пресвятой Девы] явились причиной обитания Бога». «Победитель диавола — Человек, будучи Богочеловеком, приял толь­ко корень [т.е. самое лишь естество] челове­ческого рода, но не грех. Будучи единствен­ным, Который не был зачат в беззакониях, и не во грехах чревоносим... От Девы же ро­дившись для того, чтобы сделать нового че­ловека, ибо если бы Он происходил от семе­ни, тогда Он не был бы начальником и Вож­дем новой и отнюдь нестареющей жизни». Иначе «не было бы Ему возможным воспри-ять в Себе полноту чистого Божества и сде­лать Свою плоть неистощимым источником освящения, так, чтобы преизбытком силы смыть прародительское осквернение, и стать довлеющим для освящения всех последую­щих» [1, с.37].
Преобразование действием благодати Божией смертной природы человека в бессмерт­ную, тленной в нетленную, одухотворение ее, обожение человека — высшая цель сотериологических упований человека. «Богом» чело­век может стать не по естеству (ибо это невоз­можно), а по благодати. Но речь здесь идет не только о нравственно-аскетическом значении термина у восточных Отцов Церкви. Духов­ное делание является лишь приготовлением, а результат есть благодатное вселение Бога в сердце человека. Человек удостоен высочай­шей почести, которую не имеют даже Ангелы: человеческая природа ипостасно соединилась с Божеством Сына Божия, Божество приобщи­лось человечеству, а человечество в Божестве обожилось. «Говоря же, что Он нам дал власть быть чадами Божиими, как будто мы еще не таковыя, Он показал завершение усыновле­ния... так и возрожденный через божествен­ное крещение воистину восприял потенциаль­ную силу, чтобы стать сообразным телу сла­вы Сына Божиего... Но рожденные и вскорм­ленные о Христе и пришедшие, насколько это возможно, в меру возраста исполнения Хрис­това, блаженно сподобятся божественного сияния и сами, согласно написанному, восси­яют как солнце в Царстве Отца их» [1, с.43]. Обожение — важнейший результат всего зем­ного служения Христа Спасителя — стало возможным только благодаря Боговоплощению и всему земному служению Господа на­шего Иисуса Христа. В то же время усвоение плодов спасительного подвига Христа есть «наше во Христе усыновление и обновление по телу и душе. Как начало Он установил нам благодать крещения, подающую отпущение всех согрешений и кары... завершение же да­рует Воскресение, на которое уповают верные, жизнь в будущем веке обетованная, а между ними — жизнь согласно Христову Евангелию, которым, преуспевающий о Бозе человек, воскармливается и возрастает изо дня в день в по­знание Бога, в праведность и освящение»[1, с, с.42].
 
 
ЛИТЕРАТУРА
1.Святоотеческие тексты Догматического содержания. Хрестоматия к спецкурсу по догматическому бо­гословию. — М., 1999.
2.Пpoт. Ливерий Воронов. Догматичексое богословие. — Клин, 2000.
3.Прот. Михаил Помазанский. Православное Догматическое Богословие. — Калифорния, 1992.
4.Иерей Борис Левшенко. Догматическое Богословие. Курс лекций. — М, 1996.
5.Иерей Олег Давыденков. Догматическое Богословие. Курс лекций. — М., 1997.
6.Архиепископ Сергий Страгородский. Православное учение о спасении. — М., 1991.
7.Архимандрит Киприан Керн. Антропология св. Григория Паламы. — М., 1996.
8.Прот. Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие. — Вильнюс-Москва, 1992.
9.       Православно-догматическое богословие Макария, Архиепископа Харьковского. — Спб., 1857.
10.     Вера и жизнь христианина по учению Святых Отцов и учителей Церкви. Сост. проф. Н. Сагарда. — М.,
1996.
11. Прот. Георгий Флоровский. Догмат и история. — М., 1998.



Домой написать нам
Дизайн и программирование православие, христианство, религия, творчество
© 2020 Центр интегральной психологии, соционики и профайлинга