- Психодиагностика и экспертиза в области психологии;
   - Консультирование, психокоррекция взрослых и детей;
   - Семейная консультация и психокоррекция;
   - Соционическая диагностика, психокоррекция, профориентация;
   - Группы личностного роста и коррекции;
   - Обучающие очные и онлайн курсы.
  Для записи на приём к одному из специалистов, записи в обучающую или   коррекционную группу, или для организации совместных мероприятий:
   Телефон (м.): +38-066-305-68-07
   Почта: psychological-center@hotmail.com

  
О центре
Персоналии
Предшественники
Филиалы
Наши новости
Разное в мире
Книги
Статьи Р.П.Еслюка
Статьи по психотерапии
Статьи по соционике
Христианское искусство
Поиск
Статьи по религии
Психология
Религия
Соционика
Эзотерика
Искусство
Культура
Оздоровительные системы
Разное
 
 Домой  Книги и статьи / Песни нашей судьбы  Карта сайта     Language ru eng
Книги
Статьи Р.П.Еслюка
Статьи по психотерапии
Статьи по соционике
Христианское искусство
Поиск
Статьи по религии







 
Песни нашей судьбы
( Чеглова Ирина Алексеевна )

ПЕСНИ НАШЕЙ СУДЬБЫ
(ПЕСЕННЫЕ ОБРАЗЫ КАК ВЕРБАЛИЗАЦИЯ КОЛЛЕКТИВНОГО БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ ТРАНЗАКТНОГО АНАЛИЗА)
 
И.А.Чеглова
Я мозаику сложу
Из смешных и грустных песен…
В.Малежик
ЗАПЕВ................................................................................................................................... 2
часть 1. КТО МЫ.............................................................................................................. 2
ВЫБОР СУДЬБЫ................................................................................................................ 2
НАШИ ЖИЗНЕННЫЕ ПОЗИЦИИ..................................................................................... 4
Я хороший - Ты хороший (счастливчик)................................................................. 4
Я хороший - Ты плохой (гордец)................................................................................. 9
Я плохой - Ты хороший (сирота).............................................................................. 12
Я плохой - Ты плохой (изгой)..................................................................................... 14
ЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ СУДЕБ........................................................................................... 14
Лидер............................................................................................................................... 15
Романтический герой................................................................................................ 16
Звезда.............................................................................................................................. 18
часть 2. КАКИЕ МЫ...................................................................................................... 18
ПЕСНИ СТРУКТУРНОГО АНАЛИЗА............................................................................ 18
Детские.......................................................................................................................... 20
Родительские............................................................................................................... 22
Взрослые......................................................................................................................... 26
Их совместная работа.............................................................................................. 28
НЕМНОГО ХАРАКТЕРОЛОГИИ.................................................................................... 33
Истероидный радикал................................................................................................ 33
Шизоидный (аутистический) радикал................................................................... 34
Эпилептоидный радикал........................................................................................... 36
Синтонный радикал (циклоидный)......................................................................... 37
Психастенические черты......................................................................................... 39
Ювенильный склад характера................................................................................. 39
часть 2. ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ......................................................................................... 40
Как мы общаемся............................................................................................................. 40
Способы коротать время с собой и другими........................................................... 42
Уход в себя..................................................................................................................... 42
Процедуры...................................................................................................................... 42
Ритуалы......................................................................................................................... 43
Развлечения (времяпрепровождение, пастайм)................................................. 45
Близость......................................................................................................................... 46
часть 3. НАШИ ИГРЫ.................................................................................................. 47
Пролог................................................................................................................................. 47
ПАРАД АЛЛЕ..................................................................................................................... 48
Бука.................................................................................................................................. 48
Лопух................................................................................................................................ 49
Азартный Игрок........................................................................................................... 51
Действие 1. Что мы с этого имеем?............................................................................ 52
Действие 2. Как мы это делаем.................................................................................... 55
Действие 3. Художественное оформление или Уцененная реальность.......... 58
Финал или Во что нам это обходится......................................................................... 61
Эпилог, он же предисловие. С чего это мы?........................................................... 63
часть 4. ВНЕ ИГРЫ...................................................................................................... 67
Хватит!................................................................................................................................ 67
О нормальной жизни....................................................................................................... 73
О любви.............................................................................................................................. 75
О нашей работе................................................................................................................. 79
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.................................................................................................................. 79
Я благодарю Вас…......................................................................................................... 80
 
 
 
 
 
 
Какие песни – такие мы.
И мы поем, когда нам хочется любить…
(Группа Hi-Fi)
Надо начинать, а то время идет, и, если оно уйдет совсем, а я сверну куда-либо в сторону, то моя идея статьи о песнях в транзактном анализе (или о транзактном анализе в песнях) так и останется нереализованной, невоплощенной. Всю жизнь я пела - и в праздники, и в будни, и в радости и (особенно) в печали - используя песни для перемены настроения - для настройки души. Когда было особенно горько, начинала с самых грустных и распевных, затем переходила к философским, затем к гражданственным, и, уже совсем в другой волне, заканчивала свой концерт без слушателей бурлящими русскими плясовыми.
… О главном не пишут в газетах
и о главном молчит телеграф
(Б. Гребенщиков)
О главном в своей жизни мы, как правило, поем или слушаем тех, кто поет. И наши судьбы отражаются в этих песнях... И память о дорогих людях и важных событиях оказывается накрепко связанной с ними. И этот сплав музыки и слов всплывает в сознании, уносит в прошлое, заставляя вновь и вновь переживать значимые для нас моменты.
А бывает, пристанет какой-то песенный фрагмент, и попробуй отвяжись. И в этот момент можно спросить себя: а что именно здесь зацепило? Почему именно это? Если отвечать честно, то можно кое-что интересное про себя узнать. И не так мало, как может сперва показаться. Например, можно узнать, кем ты себя считаешь, как относишься к людям и к миру вокруг, какое у тебя сейчас настроение, о чем ты думаешь и чего хочешь. В общем, составить приличного качества психологический портрет. Надо только прислушаться к себе: какую песню поет твоя душа? И на какие песни она отзывается? И это поможет с необычной стороны пообщаться с самым близким человеком – самим собой. Такое общение может и позабавить, и озадачить, и помочь время скоротать, а может быть (кто знает?) и узнать себя поближе.
Эта работа задумана как инструмент для самоанализа. Как некое пособие для меня самой и для тех, кто сочтет такой подход для себя забавным и приемлемым. Хорошо в себе разбираться – это и само по себе неплохо, а в таких областях жизни, как преподавание, организационная работа и психотерапевтическая практика, – по-моему, просто необходимо. Моя жизнь сосредоточена как раз в этих областях, и хочется, чтобы все у меня там складывалось. А чтобы ориентироваться при самокопании - удобно пользоваться элегантной и действенной теорией Эрика Берна, которая описывает и состав человеческой личности, и варианты общения людей, и способы проживания жизни. Транзактный анализ – продуманный и умело изготовленный профессиональный набор, который можно использовать для калибровки «навигационных систем», с помощью которых мы ориентируемся в реальности. Чтение книг Берна - это увлекательное и плодотворное общение с ним – удивительно талантливым, тонким, ироничным, добрым и глубоко порядочным человеком. Он придумал транзактный анализ для того, чтобы вылечить своих пациентов. Он выпустил его в мир в книгах и оставил нам. Как песню…
 
Сущность явлений, лет вереница,
Лица друзей и маски врагов
Ясно видны и не могут укрыться
От взора поэта - владельца веков.
 
Свет дальних звезд и начало рассвета,
Жизни секреты и тайны любви,
Миг вдохновения, солнцем согретый -
Все отражается в душах поэтов -
В зеркале мира.
 
Новое утро - добрая весть.
Доброе утро - новая песня.
Ясен мне путь и послушна мне лира.
Голос поэта снова зовет вас заглянуть
В зеркало мира.
(К. Никольский[1])
 
События, встречи, дела... Все это осознанно или вслепую выбираем мы для себя, нанизываем как бусины на незримую нить своей судьбы.
“Плетет судьбу веретено за чертою кулис...” Не плетет, конечно, а прядет, тут бы я с Константином Кинчевым не согласилась, хотя звучит строка с этим словом несколько мягче, а, стало быть, и мелодичнее. Опять же, слово “плетет” предполагает не линейную одномерность нити, а узелки и изгибы жизни. Веретено своей судьбы люди от века вручали богам, вернее, богиням. Греческие Мойры, как и родная славянская Мокошь-Макуша с дочерьми ее Долей и Недолей - мастерицы-рукодельницы - держали в руках своих предопределенность и повелевали случайностями. И люди, боровшиеся за выживание или поглощенные обыденными заботами, отдавая дань вышнему (наверное, знать, что судьба твоя в руках мудрой и могущественной богини, это как-то обнадеживает), тем не менее, всегда чувствовали, что, в конце концов, творцы и хозяева - именно они. “Что посеешь, то и пожнешь” (или современная перепевка - “Что посмеешь, то и пожмешь” - тоже неплохо, правда?). А ниточка эта вьется до сих пор и в сознании людей, и в бессознательном человечества, принимая все новые образы, когда кто-то опять пытается разрешить вечную загадку - что есть человек?
В транзактном анализе нить судьбы воплотилась в понятие жизненного сценария, который содержит решения, однажды принятые нами в детстве и выполняемые потом всю жизнь. Решая, мы создаем себе образ будущего, питаем его ежечасно своим воображением и жизненными силами, снова и снова проигрывая заложенные в него мизансцены, и тем самым претворяем его в реальность. Мы выбираем свою судьбу, как путник выбирает дорогу.
 
Если сто раз с утра все не так,
Если пришла пора сделать шаг,
Если ты одинок - значит, настал твой срок,
И ждет за углом перекресток семи дорог.
Там не найти людей, там нет машин,
Есть только семь путей - и ты один.
И как повернуть туда, где светит твоя звезда,
Ты выбираешь раз и навсегда.
 
 (А. Макаревич)
 
И самое важное, что выбираем мы абсолютно сознательно. И это очень серьезно, ведь от этого зависит все дальнейшее. Послушаем опять Кинчева:
 
Кровь городов в сердце дождя,
Песни звезд у Земли на устах.
Радость и грусть, смех и печаль -
Все в наших руках.
 
Визг тормозов, музыка крыш,
Выбор смерти на свой риск и страх,
Битва за жизнь или жизнь ради битв –
Все в наших руках.
 
Что проросло, то принялось,
Звезды слов или крест на словах,
Жизнь без любви или жизнь за любовь –
Все в наших руках.
 
И вот, выбор сделан, и побежали дни, месяцы, годы… Дорога извивается, петляет, ведет то в гору, то под гору, увлекает все дальше и дальше, и идем мы по ней часто бездумно, по инерции, вслед за кем-то или вместо кого-то… Бывает, что жизнь временами кажется какой-то не такой, несчастливой и неудачной, хотя реальные обстоятельства могут быть очень даже неплохими, как там дальше у Макаревича –
 
Сколько минуло лет, сколько дней...
Я прошагал весь свет, проплыл сто морей.
И, вроде, все как всегда, вот только одна беда -
Все мне кажется, я на нем свернул не туда...
В такой ситуации можно вести себя по-разному. Например, можно испугаться, отчаяться, пуститься во все тяжкие:
 
Посмотри, как узки бриллиантовые дороги.
Нас зажали в тиски бриллиантовые дороги.
Чтобы видеть их свет, мы пили горькие травы…
Если в пропасть не пасть, все равно умирать от отравы
На алмазных мостах через черные канавы…
(“Наутилус Помпилиус”)
 
Или, если кто не любит навороченных метафор:
...Слева блуд, а справа скука
Подают мне голоса...
Я по жизни загулял,
Словно в темный лес попал.
Я, наверно, заблудился,
Я, наверное, пропал.
(О. Газманов)
 
А еще можно – просто остановиться, отдышаться и задуматься о том, счастлив ли ты, получая то, что выбираешь… И если нет - вернуться в мыслях на тот рубеж, перерешить, внести правки в сценарий или вовсе от него отказаться. Иногда это означает - переделать жизнь, а, подчас, и спасти ее.
Перекресток семи дорог, вот и я...
Перекресток семи дорог - жизнь моя...
Пусть загнал я судьбу свою,
Но, в каком бы ни шел строю,
Все мне кажется - я опять на тебе стою.
(А. Макаревич)
 
 
Интересно, а что именно мы выбираем, стоя на распутье? В первую очередь, наверное, то, как относиться к себе самому и окружающему миру. Можно ли доверять этому миру? Тепло ли в нем? Кто они, люди - попутчики по дороге жизни? Друзья, союзники или враги, а может быть, просто ничтожества, пыль, дело которых лишь устилать дорогу? И то, как ты отвечаешь на эти вопросы, определяет, каким будешь ты сам, что будешь делать и во что верить.
Известно, что личность раскрывается в отношениях – к семье, работе, родной стране. К знакомым и незнакомым людям. А отношения практически всегда окрашены эмоционально. И то, в какие цвета мы привыкли их окрашивать, отражено Берном в концепции жизненных позиций человека в мире людей. Тут все просто – сравнение себя с другими и эмоциональная оценка результатов этого сравнения. Отсюда четыре основные позиции по двум группам признаков: похож – не похож и хорош – не хорош… Ведь как звучит близко «похожий – подходящий… и не похожий – не подходящий». Я-ОК – ТЫ-ОК. Я не ОК – ТЫ-ОК. Я-не ОК – ТЫ-не ОК. Я-ОК – ТЫ не ОК. … Вот она –основа для выбора судьбы. Давайте с этим разберемся.
 
Каравай-каравай,
Кого хочешь - выбирай… 
(Народная русская песня-игра)
 
И если выбор твой удачен, ты спокойно и уверенно идешь по дороге своей жизни, познаешь себя, делаешь дело, находишь друзей и любовь, - строишь свой собственный мир. Тебя согревает солнце, и звезды указывают путь. Ты уверен в себе и в этом мире. Ты талантлив и щедр. У тебя есть все, что нужно для счастья.
 
Давным-давно, в день моего рождения,
Когда была такой, как ты теперь,
За что - секрет, за просто так, наверное,
Мне подарил Господь свирель.
Свирель в моем звучала голосе,
Несла любовь измученным сердцам,
Но видно в том и Божий промысел,
Чтоб все отдать ученикам.
Возьми свирель мою волшебную,
Играй на радость всем, играй на грусть,
Что наша жизнь? Всего одно мгновение...
Ну, хоть на капельку продлится пусть.
(И.Николаев)
 
Ты живешь в мире, не отделяя его от себя, а себя от него. Ты здесь свой. Здесь – это в своей стране, своей профессии, своей семье. И родная земля для тебя – источник жизненной силы и вдохновения:
Гляжу в озера синие,
В полях ромашки рву.
Зову тебя Россиею,
Единственной зову.
Не знаю счастья большего,
Чем жить одной судьбой –
Грустить с тобой, земля моя,
И праздновать с тобой.
(сл. И.Шаферан, муз. Л.Афанасьев)
 
и твоя страна подобна просторному доброму дому, где живут друзья.…
Я, он, она – вместе – целая страна,
Вместе – дружная семья.
В слове “мы” - сто тысяч “я”…
(С.Ротару)
 
И эта душевная сопричастность искренне и тепло звучит в наших песнях.
 
***
С чего начинается Родина?
С картинки в твоем букваре,
С хороших и верных товарищей,
Живущих в соседнем дворе…
А может, она начинается
С той песни, что пела нам мать?
С того, что в любых испытаниях
У нас никому не отнять…
 (сл. М.Матусовский, муз. В.Баснер)
 
Живи, родник, живи,
Родник моей любви,
Любви к земле одной,
Земле навек родной...
(сл. В.Дюков, муз. В.Добрынин)
 
Полюшко мое, родники,
Дальних деревень огоньки…
Золотая рожь да кудрявый лен…
Я влюблен в тебя, Россия, влюблен.”
(“Любэ”)
 
И целая россыпь песен о разных городах:
 
Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой,
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою…
()
Ты одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда…
(сл. В.Дыховичный, муз. М.Табачников)
 
Утро красит нежным светом
Стены древнего Кремля.
Просыпается с рассветом
Вся советская земля.
Холодок бежит за ворот,
Шум на улицах слышней.
С добрым утром, милый город,
Сердце Родины моей.
()
и, конечно, облетевшая весь мир и совсем не зря ставшая своего рода визитной карточкой:
 Не слышны в саду даже шорохи.
Все здесь замерло до утра.
Если б знали вы, как мне дороги
Подмосковные вечера…
 
И дальше – вы только послушайте, только представьте себе:
 
Речка движется и не движется –
Вся из лунного серебра…
Песня слышится и не слышится
В эти тихие вечера.
(Сл. М.Матусовский, муз. В.Соловьев-Седой)
О двух последних песнях хочется сказать особо. Слова их написаны так, что передают полное, объемное и гармоничное восприятие человеком жизни, как говорят физиологи, “через все сенсорные входы”. В этих песнях – мгновения реальности - многоцветье, полнозвучие и богатство ощущений живого мира. И можно получить представление о том, что и как видят, слышат и чувствуют счастливые люди.
Теперь о работе, то есть о человеческом труде. А ведь труд - это процесс реализации замысла. И он будет успешным, если образ результата сперва увиден и прочувствован как можно более живо, как говорится, всеми фибрами души. И об этом тоже есть песня:
Саянская ГЭС, ты же в наших руках,
Закрою глаза и увижу…
Саянская ГЭС, ты же в наших сердцах,
И только чуть-чуть на бумаге.
()
Вспомним песни советских лет, которые посвящались различным профессиям – в них звучит радость и удовольствие и от самого труда, и от принадлежности к своему цеху:
 
***
Удивительный вопрос:
Почему я - водовоз?
Потому что без воды -
И ни туды, и ни сюды.
()
 
***
Не кочегары мы, не плотники, но сожалений горьких нет, как нет,
А мы - монтажники – высотники и с высоты вам шлем привет.
()
(Помню, крестная моя и ее подруги переделали эту песню и с энтузиазмом пели ее таким образом:
“Мы - акушеры-гинекологи (да!) и из роддома шлем привет”.)
 
Слова этих песен отражают творческое, одухотворенное отношение к жизни и работе, и люди до сих пор их с удовольствием поют:
Дни работы жаркие, на бои похожие,
В жизни парня сделали поворот крутой.
На работу славную, на дела хорошие
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.
(сл. Б.Ласкин, муз. Н.Богословский)
Была и целая семья песен о полетах, а в них – образ творческого порыва, мужества, мастерства, - помните?
Все выше, и выше, и выше стремим мы полет наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит спокойствие наших границ.
( сл…. Муз. Ю.Хаит)
Много лет назад мой дядя, тогда еще юный аэроклубовец, маршировал по комнате и во все горло распевал эту песню, готовясь отсчитать по ней время до момента, когда нужно будет дернуть за кольцо, раскрывая над собою парашют... Впереди была целая жизнь.
Когда мне нужно решиться на что-то важное, а я вдруг медлю, и к горлу подкатывает мерзкий холодок опасливой слабости, я представляю себе, как он, Александр Терентьевич Сорокин, такой, каким я его помню, добрый, открытый и любящий жизнь человек, тонкий интеллектуал, профессионал высочайшей квалификации, привычно занимает свое рабочее место... Основательно и четко исполняет предписанные инструкциями будничные действия... И как, взяв надлежащий разбег, грациозным тигриным броском стартует в заполярное небо его семидесятитонный ракетоносец. Ту-16. Экипаж 6 человек. Максимальная скорость 1000 км/ч. Потолок 13000 м. Дальность полета 5760 км.
Курс на Атлантику. Из Заполярья к экватору с дозаправкой в воздухе между небом и океаном... За самолетом командира - остальные. Его ребята. Его полк. За ними - Родина.
Работать. Летать. Жить...
 
И еще о летчиках, только уже об испытателях:
Мы учим летать самолеты,
Мы учим их страх побеждать.
Такая у нас работа –
Учить самолеты летать.
()
а эти песни - уже об освоении космоса:
На пыльных тропинках далеких планет
Останутся наши следы 
(В.Войнович)
***
Мы построим лестницу до звезд.
Мы пройдем сквозь черные циклоны
От смоленских солнечных берез
До туманных топей Оберона.
(Ю.Визбор)
***
И на Марсе будут яблони цвести.
()
И ведь это уже становится правдой, на всех конференциях в моем родном Институте медико-биологических проблем РАН, да и на международном уровне, всерьез обсуждается вопрос организации марсианской экспедиции, вот только песен таких почему-то больше не пишут..
Хотя... у каждого времени свои фавориты, и стали появляться уже новые профессиональные песни, может, не такие светлые - более реалистичные:
Тормоза не откажут на спуске,
На подъем не заглохнет мотор.
И помчит по ухабам по русским
Дальнобойщик, водила, шофер.
(С.Трофимов (Трофим))
 
Когда у тебя все ладится, ты умеешь не только плодотворно работать, но и славно отдыхать, общаться и смеяться – и с близкими, и с дальними:
 
Здравствуйте, друзья-товарищи,
Пусть каждый вновь наденет фрак,-
Разрежем сочный ананас,
Нальем вина, поставим джаз,
И это лето снова будет для нас...
(“Божья коровка”)
 
На завалинке расселась почитай что вся семья.
Если песня здесь запелась – подпоет деревня вся.
Завалинка, завалинка, шумит о том, о сем.
Беда горой с плеч свалится, и все пойдет путем.
Завалинка, завалинка, вся рядышком семья.
Ох, потеснись, завалинка, своим признай меня.
(“Сябры”)
 
Как сердце – стук – выходит в круг –
Смотри да не дыши…
Семеновна, Семеновна, а ну, давай, пляши!
 
Не забыть, как пели и плясали мои дорогие тетушки – Мария Семеновна и Валентина Семеновна – как споро и красиво трудились, хозяйство вели, детей и внуков растили, рассказывали о жизни - и вплеталась судьба нашей семьи в судьбу нашей страны. Эта песня о них – замечательных душевных русских женщинах.
 
У Семеновны за зимами и веснами
Вся головушка покрылась сединой,
Но не раз еще просили внуки взрослые:
- Ну-ка, бабушка, тряхни-ка стариной…
()
Еще одно качество, отличающее людей, удачно выбравших свой путь – это способность возвращаться к своим истокам, искренняя признательность родителям, учителям, да и просто людям, которые рядом:
***
Добрая сказка, родительский дом.
Тихо погасла звезда над прудом,
Где-то под сенью травы лебеды
Серого зайца исчезли следы…
Только росинкою – капелькой детства
Мне твоя песня досталась в наследство,
Милая мама.
(сл. И.Лашков, муз. А.Аверкин)
***
Папа, папа, папа, посидим вдвоем.
Папа, папа, папа, «по чуть-чуть» нальем.
Мы с тобою, папка, лучшие друзья.
Годы пролетели - повзрослела я.
()
***
Родительский дом - начало начал.
Ты в жизни моей надежный причал.
Родительский дом, пускай добрый свет
Горит в твоих окнах много лет...
(сл. М.Рябинин, муз. В.Шаинский)
***
…Наши учителя, вам от души спасибо.
Вечно будет земля вашим трудом красива.
Наши учителя…
Сердечное вам спасибо.
()
***
Как много в жизни мы встречаем глаз.
Они глядят внимательно на нас…
Порою греют нас своим теплом
Глаза и тех, кто с нами не знаком…
()
***
Спасибо вам, люди, за дружбу со мной...
()
В общем, отношение к людям можно передать словами еще одной хорошей песни:
 
Мы желаем счастья вам,
Счастья в этом мире большом.
Как солнце по утрам
Пусть оно заходит в дом...
(сл. И.Шаферан, муз. С.Намин)
Вышевоспетая жизненная позиция, на мой взгляд, очень соответствует описанной Берном фиксированной эмоциональной установке Я-ОК – Ты–ОК, свойственной, по его словам, “счастливым хорошо организованным людям с выраженной способностью получать удовольствие”. Очевидно, сильные внешние потрясения вызывают у них серьезное напряжение, однако и в этих условиях люди могут действовать успешно и оставаться счастливыми. Ведь даже на войне, сражаясь, они пели, любили, жили:
Эх, путь дорожка фронтовая.
Не страшна нам бомбежка любая.
А помирать нам рановато –
Есть у нас еще дома дела.
(сл. Б.Ласкин, муз. Б.Мокроусов)
Как-то, идя с работы домой, я увидела надпись на стенке: “Счастье - это не конечная станция, а способ путешествовать”. Я согласна.
 
Может статься, ты выбираешь прямую, ровную, широкую дорогу, которая проходит где-то очень высоко, и ты взираешь на мельтешащую внизу жизнь с чувством недоумения и легкого презрения. Ты явно лучше. Ведь только ты умеешь так много и хорошо работать, только ты знаешь, как нужно и как должно воплощать проект, дружить, любить, воспитывать детей, только ты зарабатываешь деньги, а они все... да что там говорить! Ведь им не знакомо настоящее Чувство Долга. А как ты хорошо воспитан, ты всегда знаешь, как держаться с теми, кто ниже тебя и с теми, кто выше, что, как, когда и кому сказать, и все это у тебя выходит просто блестяще. Ты посвящаешь себя тому, чтобы Устанавливать Правила или Нарушать Правила. Ты всегда право имеешь, ведь твоя установка Я-ОК – Ты (то есть все остальные, да и вообще этот мир без твоего влияния) – не ОК. И ты живешь по принципу:
 
Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас.
(А. Макаревич)
 
И ты его вовсю прогибаешь, ты активен, деятелен, ты стремишься организовать все наилучшим образом, искоренить любую скверну, либо выбираешь для себя исключительную роль, в которой с тобой никто не сравнится, из которой ты сможешь делать и говорить все, что хочешь – вот вам, нате!
Гимн Шута
Терпеньем я не наделен,
Но мне все лучше, да, мне все лучше, я удивлен.
Судьба, в которую влюблен, дает мне право
Смеяться даже над королем.
Стать дураком мне здесь пришлось,
Хотя я вижу всех насквозь.
 
Искренне прошу, смейтесь надо мной,
Если это вам поможет.
Да, я с виду шут,
Но в душе король,
И никто как я не сможет.
 
Эй вы, придворная толпа,
Я вас не вижу, я вас не слышу.
Я отрешен.
Меня готовы, как клопа,
Топтать ногами, и это значит,
Мой час пришел.
Открою вам один секрет:
Вельмож, к несчастью, честных нет.
 
Я всех высмеивать вокруг
Имею право!
И моя слава
Всегда со мной, всегда со мной!
Пускай все чаще угрожают мне расправой
Но я и в драке хорош собой!
Как, голова, ты горяча!
Не стань трофеем палача!
 
(А.Князев, “Король и Шут”)
 
Работаешь ты яростно и увлеченно, и достигаешь в работе больших результатов. И славишь свои успехи в песнях, переделывая уже имеющиеся на свой лад.
И вот получаются такие шедевры, как вот эти два, взятые мною с одного из музыкальных сайтов Интернета. Воспевают они хоть и не очень сильно легальный, но все же весьма доходный и успешный бизнес.
 
Гимн хакеров
 
Прислал: НC MAD DREAM
Крыши прогнившие едут над нами,
Гнусные мысли нам сердце скребут.
Мы запускаем наш TURBO DEBUGGER,
С громкими криками лезем мы в BOOT.
Мы запускаем наш SOURCER умело-
Знамя борьбы за исходников дело.
Скоцаны байты, растерзана память,
Наши мозги вам уже не исправить.
BORLAND-у справили мы панихиду,
EРSON затих и лелеет обиду.
Мышь MICROSOFT себе хвост откусила,
В стриммер вселилась нечистая сила.
В муках издохнет контроллер машинный,
Тихо загнется винчестер невинный.
Хакер довольный модем выключает.
И в контрразведке никто не скучает.
 
Гимн железу
 
Прислал: Eugene Romanovskу
 
Что такое Cуrix? Это камень.
Камень без возможности разгона.
Intel'ы мы гоним прямо голыми руками
Даже если это Celeron'ы.
 
Что такое ASUS? Это мама,
Лучшая, чем SIS'ы и Tomat'ы.
Самая крутая, только я скажу вам прямо -
Разгонять ее всегда чревато.
 
Что такое RAMBUS? Это память.
На нее ублюдочные цены.
Это фабриканты издеваются над нами -
Злостно задирая курс иены.
 
Что такое Quantum? Это харды.
Но могу я даже побожиться:
Есть у них Файрболлы, есть Бигфуты и Гепарды -
Только нет надежней, чем Fujitsu.
 
Что такое Sрortster? Это средство
Доступа в Фидо и к Интернету.
Можно оттянуться, помечтать и вспомнить детство,
Песню завершив на ноте этой...
 
Но - шутки в сторону. Если у тебя есть гражданская позиция, то она всегда определена очень четко. Если ты отождествляешь себя со своей страной, то это звучит примерно так:
Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек,
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек…
(сл. В.Лебедев-Кумач, муз. И.Дунаевский)
 
Если же не отождествляешь, то по-другому:
- Пусть кричат: “Уродина”,
А она нам травится,
Хоть и не красавица,
Сволочь и доверчива она к нам...
(ДДТ)
 
А людей обязательно нужно контролировать, указывать им границы, которые они не в праве преступать, и решительно ставить на место:
 
Стой, кто живет,
Здесь жить запрещено,
Это вас касается, и это не смешно.
Здесь вы должны приказы выполнять
И не надо мне в лицо тяжело дышать…
(“Лимонадный Джо”)
Отношения с теми отчаянными храбрецами, которые решаются подойти к тебе на расстояние меньше пушечного выстрела, строятся так:
- на этапе знакомства:
 
Уходи, но оставь мне свой номер...
Я, может быть, позвоню.
А вообще я не знаю, зачем мне нужны эти цифры.
И я уже даже не помню,
Как там тебя зовут.
И теперь для меня номера телефонов как шифры.
Уходи! Оставь телефон и иди...
(В.Цой)
 
- на следующем этапе оказывается, что кто-то может быть для тебя мало-мальски приемлемым, если очень постарается, конечно:
Я назову тебя зоренькой -
Только ты раньше вставай.
Я назову тебя солнышком -
Только ты все успевай…
(Из репертуара военных хоров советского времени)
 
А если вдруг какая оплошность в поведении близких, то на робкие попытки реабилитироваться в твоих глазах ты отвечаешь что-то типа:
***
Когда солдаты придут с победой домой,
Когда мы сможем гордиться страной.
Когда летним днем закружит снег
В моем окне…
Я дам тебе знать – и ты вернешься ко мне.
 
Когда морской прибой превратится в отбой,
Когда за мной и тобой придет архангел с трубой.
Когда наша жизнь привидится мне
В кошмарном сне –
Я дам тебе знать – и ты вернешься ко мне…
()
Было бы терпимо, если бы некоторые не доставали своим бездельем, глупостью и сентиментальными приставаниями. Вот если бы от них от всех избавиться, то тогда...
 
Ты можешь выбрать еле видную тропку, которая вьется среди острых камней, мокрых и холодных от постоянного дождя кустов и скрипучих деревьев. Кругом темно и страшно. Кто там за этой темнотой, какие они? Наверное, у них все получается, складывается... А вдруг они опасны? Но они так притягательны... И к ним так хочется, и ... нет, надо закрыться, отгородиться, чтобы не заметили... А если все-таки заметили, - поскорее извиниться и убежать...
***
Прошу себе не красоты. Причины вески...
Смягчи, Господь, мои черты, они так резки.
Когда я в зеркало гляжусь зверушкой мелкой,
Себе я, Господи, кажусь пугливой белкой.
 
Но если уж на то пошло, пусть буду птицей...
Тогда мне ниже крон крыло не даст спуститься...
Хотя я верую в любовь, и это греет,
Но тут ведь выследит любой, любой подстрелит.
 
И снова в зеркало гляжусь, а голос тонок,
На что ж я, Господи, гожусь, где мой бельчонок?
Но не кричу, молчу, держусь
На этой боли.
Хотя божусь, что не гожусь
Для этой роли.
(В.Долина)
 
Чтобы как-то существовать, надо чем-то зарабатывать себе на хлеб, но это так трудно... как в этой песенке Вертинского:
Я- маленькая балерина. Всегда нема.
И скажет больше пантомима, чем я сама...
И если даже король в восхищении бросает на сцену цветы, обязательно нужно со страхом взглянуть в ревнивые глаза королевы:
И, затаив бессилье гнева, полна угроз,
Мне улыбнулась королева
Улыбкой слез...
И знает мокрая подушка в тиши ночей,
Что я - усталая игрушка больших детей.
 
Времена меняются, но всегда найдется кто-то, кто смотрит на жизнь снизу вверх:
Бьюсь как рыба
Я сутки напролет бомблю на жигуленке,
Работаю как вол, а денег ни гроша...
Стучит карданный вал, как в брюхе селезенка,
Сцепленье барахлит, и мается душа.
А дома ждет жена и хочет жить красиво:
попробуй не подмажь - сорвется с тормозов...
И почему-то мне от этого тоскливо,
К тому же, как на грех, пробило колесо.
 
Бьюсь как рыба, а денег не надыбал...
 
Отбойным молотком по скатам бьет дорога.
Я, кажется, в пути глушитель потерял -
У нас кладут асфальт местами и немного
Чтоб всякий оккупант на подступах застрял.
А тут еще ГАИ с купюрой на кокарде -
Мол, угадай с трех раз, на сколько ты попал...
У них карманы брюк - как лузы на бильярде,
А ты вгоняешь в них наличный капитал.
Бьюсь как рыба, а денег не надыбал...
И навалилась глыбой деньговая нужда.
Бьюсь как рыба, а денег не надыбал,
А где же мне их взять… туда-сюда!..
(С.Трофимов)
 
А что делается при этом в стране, ой... не дай Бог!
 
А богач теребит свою мошну,
А политик громко трубит о казне.
И только нас с тобой пошлют на войну.
И только нас с тобой убьют на войне.
()
Кровавая, хмельная,
Хоть пой, хоть волком вой,
Страна моя родная,
Ну что ж ты делаешь со мной.
(Белая гвардия)
 
Эх, мы сироты, мы сироты.
Это при живой стране…
(Тимур Шаов)
 
***
Ой, Россия, ты, Россия,
Каторжанская ты Русь.
Что тебе страданья сына,
Что тебе мамани грусть...
(Михаил Круг)
 
Ты так устаешь от одиночества, так жаждешь любви, тепла, так отчаянно надеешься и ждешь, и можешь отдать за любовь все-все...
***
Я немыслимой ценой и своей мечтой
Заслужила это счастье - быть с тобой…
Быть всегда с тобой…
(сл. В.Горбачева, муз. А.Пугачева)
***
Нет, мне ничего не надо от тебя.
Ведь все, чего хочу я –
Тенью на твоем мелькнуть пути,
Несколько шагов пройти…
(А. Пугачева)
 
Но счастье так скоротечно, так непостижимо и непостоянно, и приходит разлука, и разбивает твою жизнь, и ты снова оказываешься в одиночестве, и винишь себя, пытаешься вымолить прощение и оправдаться... Но тщетно. Ничего не поделаешь, - воля рока...
 
Волны, катятся волны,
Бьются в кромку земли,
Как наша любовь, эти волны
Полынною горечью полны
И жажды счастливыми быть
Не утолить...
 (Сергей Захаров)
 
 С богом, милый мой, видно так назначено судьбой,
Как ленточка, что, кажется, вьется, да не вяжется,
Она во всю куражится, смеется надо мной
(“Кукуруза”)
Ухожу по ночной дороге из весеннего сумасбродства,
С каждой улицей нестерпимей ощущая свое сиротство.
(“Белая гвардия”)
Нет, больше невозможно терпеть... Бежать! Съежиться, спрятаться от всей этой невыносимой боли. И надолго... Куда угодно... Где не так страшно... Только бы жить... Спасите!!!
 
Ты так стремился, ты так старался, ты столько сделал для них... Но они не поняли, они отвергли, и нет больше сил, и пропади оно все пропадом, как-нибудь и без них, ну их к... Что? Какая там работа... ну, если очень надо деньжат перехватить, чтоб не загнуться с голодухи... Семья? Чья семья? Да вы что! Вот если выпить... Забыться...
 
Меня зовут Последний поворот.
Меня вы знаете сами
По вкусу водки и сырой земли
И хлеба со слезами.
В моем дому все хрен да полынь,
Дыра в башке - обнова,
Мне нож по сердцу там, где хорошо,
Я дома там, где херово.
На кой мне хрен ваш город золотой,
На кой мне хрен петь складно -
В моей душе семь сотен лет пожар,
Налей еще, и ладно.
А если завтра в чистый рай
Под белы руки взят буду,
Апостол Петр, эх, батька - Николай,
Пусти меня отсюда.
А в чистом небе два крыла
Чертят дугу исправно.
Я сам хромой, и все мои дела –
Забыть бы все – и славно.
(Б.Б.Гребенщиков)
 
Аха-ха, жизнь плоха! И что же с ней, подлюкой, сотворить-то?..
 
Яркие песни, яркие образы. Берн писал, что немногие способны самостоятельно решить, как и на что потратить собственное время. Люди идут за Лидером, надеются на Героя и зачарованно смотрят на Звезд, которые от века создают, обустраивают и расцвечивают этот мир по-своему. Поэтому человеческая история и стала историей личностей и их деяний. И мы пишем сценарии своих судеб, во многом опираясь на подаваемые ими примеры, на образцы, которые хранит память человечества. Мы учимся, читая книги, слушая песни…
Равенство всех людей – идея очень симпатичная. Однако, просто понаблюдав за тем, что происходит, когда люди собираются «толпой больше одного», видишь, что некоторые всегда оказываются гораздо равнее других. Наверное, это универсальный закон жизни. Когда людей несколько, всегда найдется из них один, кто предложит, чем заняться, и будет с удовольствием определять политику и руководить процессом.
 
***
Быть первым из первых-
Искусство на нервах.
Не знать поражений в борьбе,
Гореть, не сгорая, вести свою стаю,
Ту стаю, что верит тебе.
Вождем никогда ты не станешь по блату –
Тут шансы у всех равны.
На место его не возьмешь никогда ты
Кого-нибудь со стороны.
 
Вожак выбирает сам себя
И сам себя утверждает.
И те, кто слабей,
С восхищеньем глядят ему вслед –
Другого пути в этой жизни не будет и нет,
И стая, в которой назначен вожак, проиграет.
 (А.Макаревич)
 
Берн утверждает, что наиболее успешный лидер – харизматический, то есть тот, кому люди обычно приписывают качества бога – всемогущество, всеведение, неуязвимость, непобедимость, бесстрашие. И даже еще одно – бессмертие. Причем степень харизмы подчас сильно зависит от того, сколько крови пролито человеком. И чужой, и своей…
Вот, например, Генрих IV, король Франции и Наварры. Весьма интересно было узнать, что его любимым сотрапезником и собутыльником был умница Мишель де Монтень. И собеседником. Вот бы послушать, о чем они говорили друг с другом…
 
Жил-был Анри Четвертый,
Он славный был король,
Любил вино до черта,
Но трезв бывал порой.
Войну любил он страшно
И дрался, как петух.
И в схватке рукопашной
Один он стоил двух.
Еще любил он женщин
И знал у них успех,
Победами увенчан,
Он жил счастливей всех.
Когда же смерть-старуха
Пришла за ним с клюкой,
Ее ударил в ухо
Он рыцарской рукой.
Но смерть, полна коварства,
Его подстерегла.
И нанесла удар свой
Ножом из-за угла…
 (сл. А.Гладков, муз. Т. Хренников)
 
У лидера обязательно есть мечта, и он ее реализует. Он из тех, кому «по жизни больше всех надо». Причем до такой степени надо, что другие люди вдруг с разной степенью энтузиазма начинают ему подчиняться, ожидая поощрений и наказаний, да при этом еще и спрашивать: «А что нам делать? Куда нам идти?» И при этом создается впечатление, что он действительно видит что-то такое, что за пределами кругозора тех, кто идет за ним. Он видит цель. Его собственную, которая его усилиями, его душою и нервами становится общей. И он определяет путь к этой цели для себя и других. И ведет к ней.
***
А они вытягивают шеи
И встают на кончики носков:
Чтобы видеть дальше и вернее -
Нужно посмотреть поверх голов.
 
 (В.С.Высоцкий)
 
А все-таки это здорово, когда видишь результаты усилий коллектива. Когда поставленная тобою задача решается, и достигается цель, и воплощается мечта. Ведь вместе можно сделать гораздо больше, чем в одиночку. Когда те, кого ты приводишь в свое дело, вкладывают в него душу, проявляя при этом качества, которыми ты не располагаешь, и ты, направляя их усилия, можешь еще и учиться у них. И работается при этом легко и с удовольствием.
 
 
Он всегда одинок и предан высокому идеалу, всегда настороже, рискует собою и почти с благодарностью принимает смерть, особенно если удается умереть красиво. Создается впечатление, что он давным-давно к этому готов, лишь только выжидает момента. Он, не раздумывая, первым бросается на помощь или на битву, чтобы “жизнь положить за други своя”, за их право спокойно жить, растить детей, работать... А уже дальше идут они - те, которые защищают своё. Но им нужно дать время собраться. А враг не ждет. И подвиг Романтического Героя будут помнить, о нем сложат песни и легенды.
Если у него есть близкие, то их удел - ждать... и, часто, - не дождаться.
А если нет большой беды и войны - ее можно придумать и спровоцировать как Юкио Мисима. Или заменить автомобильной катастрофой... Как Виктор Цой... Он был божественно талантлив. И прекрасно описал этот сценарий. И воплотил его, к сожалению:
 
…И я знаю, что так было всегда,
Что судьбою больше любим,
Кто живет по законам другим,
И кому умирать молодым.
 
Он не помнит слова ДА и слова НЕТ,
Он не помнить ни чинов, ни имен,
И способен дотянуться до звезд,
Не считая, что это – сон.
…И упасть опаленным Звездой по имени Солнце…
 
Какая печальная ирония и апология одиночества:
 
Все говорят, что мы вместе,
Все говорят, но немногие знают, в каком...
А из наших труб идет необычный дым...
Стой! Опасная зона! Работа мозга.
 
Он накоротке с Истиной и Вечностью, а что же мир людей, что там?
... Муравейник живет, кто-то лапку сломал - не в счет...
А до свадьбы заживет, а помрет - так помрет...
Я не люблю, когда мне врут, но от правды я тоже устал,
Я пытался найти приют - говорят, что плохо искал...
 
А что же у него есть для себя самого? Для собственной души? Что соединяет его с жизнью? И выясняется, что в сердцевине его мужественно-ироничного естества таится трогательная незащищенность… Помните, у Маяковского – «бабочка поэтиного сердца»…
 
Я знаю, мое дерево завтра может сломать школьник,
Я знаю, мое дерево скоро оставит меня...
...Но, пока оно есть, я всегда рядом с ним.
Мне с ним радостно. Мне с ним больно.
И мне кажется, это мой сын.
Мне кажется, это мой мир.
 
Я посадил дерево...
Я посадил дерево...
 
И узы Конца для него сильнее, чем узы Начала. Похоже, вся жизнь для его героя - действительно лишь подготовка к решающему Поступку. И его кредо – вот оно.
…А жизнь – только слово. Есть лишь любовь, и есть смерть.
Эй, а кто будет петь, если все будут спать?
Смерть стоит того, чтобы жить,
А любовь стоит того, чтобы ждать.
Готовя рукопись к печати, я прочитала, что на месте его гибели в Латвии установлен памятник. И на памятнике высечены именно эти слова.
 
Игорь Тальков. Тоже властитель дум. Тоже безвременная гибель. У него было удивительно трагическое восприятие жизни. Такое впечатление, что она представлялась ему сплошной нештатной ситуацией. ***
Я мечтаю вернуться с войны,
На которой родился и рос -
На руинах нищей страны
Под дождями из слез.
Но не предан земле тиран,
Объявивший войну стране.
И не видно конца и края
Этой войне.
Слушая эту песню, я не раз задавалась вопросами: а обязательно ли нужно вступать в бой, заранее зная, что будешь поверженным? Может быть, стоит его отложить, чтобы накопить силы и здраво обдумать ситуацию? И, может быть, придумать, что можно реально сделать для страны уже сейчас, будучи живым? Но тогда это был бы не героический сценарий. Но послушаем дальше:
Я завтра снова в бой сорвусь,
Но точно знаю, что вернусь, -
Пусть даже через сто веков, -
В страну не дураков, а гениев.
И, поверженный в бою,
Я воскресну и спою
На первом дне рождения страны,
Вернувшейся с войны.
(Игорь Тальков)
 
Может быть, вера в свое грядущее воскресение и есть основа сценария Романтического Героя? Детская вера в то, что смерть – это не навсегда? И еще – если бы их не было в мире, - таких вот неуемных, одержимых, преисполненных мужества и одновременно пронзительно незащищенных, - какой была бы наша жизнь? Ахматовская «Поэма без героя»…
Сегодня снова я пойду
Туда, где жизнь – на бой, на рынок.
И войско песен поведу
С прибоем рынка в поединок.
Велемир Хлебников
 
Лидеры ведут за собой на добычу материальных благ и морального удовлетворения от работы или победы. Герои при случае спасают жизнь и являют собою образцы преданности и верности своим идеалам. А есть еще люди, удел которых – творить чистые образы бытия и рассказывать нам о жизни языком искусства. И наши души отзываются и открываются навстречу их песням. У их жизненных сценариев свои особенности. Чтобы привлечь к себе внимание, да еще удержать его достаточно долго, нужно быть ярким, запоминающимся, не похожим на других. Единственным в своем роде.
 
Просто. Вы говорите – в жизни все просто.
Просто считать уже открытые звезды.
Но одну – свою звезду – так открыть непросто.
 
Просто в тени всегда и всюду держаться.
Просто сесть в самолет и в небо подняться.
Но взлететь над суетой – так порой непросто.
 
Просто считать весь мир простым и обычным,
Просто идти всегда маршрутом привычным,
Но найти свои пути – так порой не просто.
 
Надо только выбрать звездный путь,
Надо только крылья распахнуть
И, взлетев над прежним над собой,
Загореться новой звездой.
Жить - гореть и не угасать.
Жить, а не существовать.
Но, однако, уж светает.
Звезды тают...
(А.Пугачева)
 
Да, для них самое страшное – погаснуть, раствориться в безвестности. И подчас в погоне за успехом упускают они нечто очень простое и важное – способность получать удовольствие от близости с родными людьми, расплачиваясь за блеск и славу горьким одиночеством.
Пой, для меня лишь пой,
Примадонна.
Не привыкать тебе,
Примадонна,
К роли страшной и святой –
Быть всегда – одной.
(А.Пугачева)
 
 
Неоднородность человеческой натуры - вещь очевидная. То, что психика состоит из нескольких частей, можно увидеть в поведении других, да и в себе почувствовать тоже не проблема. Вопрос только в том, сколько этих частей и какие они. Вероника Аркадьевна Долина, например, оперирует большими числами:
 
Сто женщин, сто младенцев есть во мне…
Оригинальное такое свойство
Родне моей внушает беспокойство,
Хотя какая разница родне...
Сто душ в душе ношу – что за житье,
Чтоб все они во мне перемежались,
И все в какой-то миг перемешались
И приняли обличие мое…
 
...Три подруги гуляют по парку и увлеченно беседуют. Вдруг одна из них на миг останавливается, а затем срывается с места и подбегает к роскошной розе, цветущей на краю газона.
- Чудо как хороша! А как пахнет! - Глаза девушки лучатся восхищением, голос чистый и звонкий, на щеках легкий румянец, она нежно прикасается к цветку и вдыхает его тонкий аромат.
- Красивая. Это “Джон Кеннеди”. Смотрела каталог, мне понравилась такая. Она прекрасно подойдет для моего участка. Там как раз не хватает белой. Заеду завтра в магазин и, если цена окажется, как они указали, - я куплю, - сказала вторая подруга, не спеша подойдя к розе и внимательно рассмотрев цветок.
- Да, но если бы они как следует подрезали куст, цветов на ней было бы намного больше. И с поливом у них так себе... Не очень-то ей, бедняжке, здесь уютно, - сочувственно произнесла с места третья девушка, слегка склонив голову и подперев ладошкой пухленькую щеку, - я бы ее еще и подкормила, а то бутоны какие-то хиловатые.
Восторженность, практицизм и озабоченность. Каждый из нас переживал их неоднократно и, понаблюдав за собой и другими, может заметить, как они проявляются... И в тоне голоса, и в выражении лица, и в словах, позе и жестах. Есть ситуации, в которых мы реагируем с детской непосредственностью и живостью, когда-то используем точный расчет, свойственный взрослым людям, а когда-то – по-родительски заботимся о ком-либо или критикуем. Структурный анализ как раз и создан для того, чтобы исследовать эти три грани человеческой личности. Берн назвал их состояниями “Я” (эго-состояниями) - Детским, Взрослым, и Родительским. Каждое из них может быть неоднородным и обладает множеством признаков, отсюда, наверное, счет на сотни у чуткой поэтической души. Тем не менее, у каждого из эго-состояний свои границы и своя сфера применения.
Развивая теорию структурного анализа, Берн исходил из естественных и очевидных житейских фактов и делал из них такие же естественные и логичные выводы.
Во-первых, все мы были детьми, и что-то от детства остается в нас до конца жизни.
Во-вторых, если мы дожили до определенного возраста - мы умеем беречь свою жизнь и получать в этом мире то, что нам необходимо. Значит, есть в нашем распоряжении некий аппарат ориентировки и управления реальностью.
В-третьих, если сейчас мы способны позаботиться о себе и своих детях, то раньше - тогда, когда мы были маленькими и слабыми, кто-то так же заботился о нас, и мы на всю жизнь запоминаем этих людей и то, чему они нас научили. И они живут в нас.
И те части нашей личности, в которых мы храним и воспроизводим Детские, Взрослые и Родительские образы взаимодействия с реальностью, были названы психическими органами, а видимые проявления их работы - эго-состояниями. В литературе по транзактному анализу их принято обозначать с заглавных букв (Дитя или Ребенок, Взрослый, Родитель)– чтобы отличать при чтении состояния, в которых временами пребывает человек, от его реальных детей, родителей и всяких взрослых знакомых…
 
...Три части нашей личности могут мирно сосуществовать, проявляясь необходимым нам образом в нужный момент, а могут вступать между собой в борьбу, как в этих двух произведениях В.С. Высоцкого. В первом из них, написанном в 1969 году, виден напряженный конфликт между двумя компонентами личности - необузданным и воспитующим:
 
И вкусы, и запросы мои - странны, -
Я экзотичен, мягко говоря:
Могу одновременно грызть стаканы -
И Шиллера читать без словаря.
 
Во мне два Я - два полюса планеты,
Два разных человека, два врага:
Когда один стремится на балеты -
Другой стремится прямо на бега.
 
Я лишнего и в мыслях не позволю,
Когда живу от первого лица, -
Но часто вырывается на волю
Второе Я в обличье подлеца.
 
И я борюсь, давлю в себе мерзавца, -
О, участь беспокойная моя! -
Боюсь ошибки: может оказаться,
Что я давлю не то второе Я.....
 
Спустя 10 лет оказывается, что есть и еще один компонент – качественно отличающийся от первых двух, и борьба за энергетические ресурсы личности разгорается с новой силой. Стихотворение очень точное - и концептуально, и физиологически:
***
Меня опять ударило в озноб,
Грохочет сердце, словно в бочке камень, -
Во мне живет мохнатый злобный жлоб
С мозолистыми цепкими руками.
 
Когда, мою заметив маету,
Друзья бормочут: ”Снова загуляет” ,-
Мне тесно с ним, мне с ним невмоготу!
Он кислород вместо меня хватает.
 
Он не двойник и не второе Я -
Все объясненья выглядят дурацки, -
Он плоть и кровь, дурная кровь моя, -
Такое не приснится и Стругацким.
 
Он ждет, когда закончу свой виток, -
Моей рукою выведет он строчку, -
И стану я расчетлив и жесток,
И всех продам - гуртом и в одиночку.
 
Я оправданья вовсе не ищу -
Пусть жизнь уходит, ускользает, тает, -
Но я себе мгновенья не прощу,
Когда меня он вдруг одолевает.
 
Но я собрал еще остаток сил, -
Теперь его не вывезет кривая:
Я в глотку, в вены яд себе вгоняю -
Пусть жрет, пусть сдохнет, - я перехитрил!
 
А теперь - подробнее об эго-состояниях и - песни каждого из них:
 
 
Ребенок смотрит на мир широко открытыми глазами, - либо от радости и восторга, либо от ужаса… От одного до другого – один шаг. И Ребенок делает его мгновенно, успевая, однако при этом несколько раз подпрыгнуть, состроить сколько угодно забавных гримасок и попутно что-нибудь интересное сотворить или кокнуть хрустальную вазу. Его удел – любовь и жестокость, интуиция, творчество, радость жизни и страх смерти, сопливый нос, разбитые коленки и - всемогущество гения. Он – чуткий трепетный мечтатель и совершенно безжалостный разрушитель…
Он действует методом проб и ошибок, – он – всегда начинающий:
Даром преподаватели время со мною тратили,
Даром со мною мучился
Самый искусный маг -
Мудрых преподавателей
Слушал я невнимательно.
Все, что ни задавали мне -
Делал я кое-как.
(сл. Л.Дербенев, муз. А.Зацепин)
Про шедевры этого юного волшебника - розовую козу с желтою полосой и рогами на ноге вместо хвоста и слона с пчелиными крыльями все, я думаю, хоть раз да слышали.
А этот пример показывает, какие обличия может принимать Детское состояние человека:
 Я леплю из пластилина,
Пластилин нежней, чем глина.
Я леплю из пластилина кукол, клоунов, собак.
Если кукла выйдет плохо –
Назову ее дуреха,
Если клоун выйдет плохо –
Назову его дурак.
Пока это - Свободный Ребенок, но вот в творческий процесс вмешиваются некие авторитетные личности (пребывающие, кстати, в этот момент в Родительском состоянии) и, критикнув, обвинив и смутив Ребенка, вносят некие нравственные аспекты,:
Подошли ко мне два брата, подошли и говорят:
-Ты их лепишь грубовато,
Ты их любишь маловато,
Ты сама и виновата,
А никто не виноват…
И происходит ряд неуловимых изменений, и вот перед нами - Послушный Ребенок, который и чувствует себя уже несколько иначе, и реагирует на свои творения по-другому:
Я леплю из пластилина,
А сама вздыхаю тяжко,
Я леплю из пластилина,
Приговариваю так:
Если кукла выйдет плохо-
Назову ее бедняжка,
Если клоун выйдет плохо –
Назову его бедняк.
(Н. Матвеева)
 
А это какой Ребенок?
 
А я маленькая мерзость,
А я маленькая гнусь.
Я поганками наелась
И на пакости стремлюсь.
Я такая забияка.
Обожаю крик и брань.
Ах, я маленькая бяка,
Ах, я маленькая дрянь.
()
Моя мудрая соседка, нянча очередного правнука, сказала о назначении неотразимого Детского обаяния вот что: “Отчего младенчики такие хорошенькие?.. А чтобы родители не выбросили...”
Чтобы молодой папаша, вначале не очень-то довольный изменениями в семействе и не натешившийся еще вдоволь собственным Детским качеством жизни, мог спеть, как когда-то Александр Вертинский:
... А жена все к рукам прибрала,
Совершенно со мной не считаясь,
Двух дочурок она родила.
Я был против: начнутся пеленки...
Для чего свою жизнь осложнять!?
Но залезли мне в сердце девчонки,
Как котята в чужую кровать.
 
Ребенок щедро рассылает всюду самые разные эмоциональные послания и получает в ответ тепло и радость -
От улыбки солнечной одной
Перестанет плакать самый грустный дождик.
Добрый лес простится с тишиной,
И захлопает в зеленые ладоши.
И тогда, наверняка,
Вдруг запляшут облака,
И кузнечик запиликает на скрипке.
С голубого ручейка начинается река,
Ну, а дружба начинается с улыбки.
(М.Пляцковский)
 
- или разочарование и боль -
Плачет девочка в автомате,
Кутаясь в зябкое пальтецо.
Вся в слезах, и в губной помаде
Перепачканное лицо...
Мерзлый лед телефонных фраз...
Мерзлый лед - это в первый раз...
(А.Вознесенский)
В результате интенсивного обмена посланиями с внешним миром наше Детское состояние избирает для нас друзей и врагов, а еще – любимых. И вот песенка о том, что Детский мир – это в первую очередь территория любви.
 
Паровозик- облачко вдаль бежит, качается,
По пригоркам желтыми искрами бросается.
Он торопится туда, где не ходят корабли.
Где затерянный в мечтах островок моей любви.
Край, далекий край моих желаний, сказок и снов…
Край, волшебный край, где нас с тобою встретит любовь…
(“Лицей”)
 
А как интересно исследовать все вокруг и себя самого, и впервые открывать для себя, например, что ноги нужны не только для того, чтобы тянуть в рот большой палец:
 
Я шагаю по проспекту,
По ночному городу.
Я иду потому, что у меня есть ноги,
Я умею ходить, и поэтому иду.
(группа “Танцы-минус”)
 
Больше всего на свете Ребенок боится скуки, когда время будто останавливается, и ничего интересного не происходит. Это для него - как смерть, которая тоже страшна именно тем, что ничего с тобой более не произойдет, и ты не сможешь узнать, что дальше... Никогда... Недаром говорят: скука смертная. Чем скучать, лучше уж подурачиться немножко:
Где-то там, на небесах обетованных
Наши души успокоятся, наверно,
А пока гляжу я в небо как-то странно:
Все спокойно, хоть бы ласточка какая,
Или просто скворец на худой конец,
А то просто...
()
А вообще-то Ребенок готов на все, что угодно, лишь бы только избежать монотонности и неопределенности. Например, излюбленное Детское средство - лезть на рожон. В любом возрасте и социальном ранге Ребенок может очертя голову броситься навстречу опасности, поставить себя на край гибели и, - когда чудом пронесло! - чувствовать себя безусловно счастливым, как тот хромой король:
...Войну проиграл, полноги потерял...
Но рад был до слез, что остался живой.
()
Словом, Детские мечты о счастье и представления об идеальной судьбе можно передать примерно таким образом:
Двести лет кукушка мне жить накуковала,
Что меня обрадует - знала наперед.
Но двести лет, кукушечка, ах, как же это мало,
Накукуй один хотя бы, но медовый год.
Чтоб смеяться над бедой, а от счастья мучиться,
Чтобы гордую судьбу по хребту хлестнуть,
Чтобы пан или пропал, а дальше - как получится,
И еще, еще, еще - еще чего-нибудь.
Жить на свете много лет - это дело третье.
Головешкой тлеть всю жизнь - дикая тоска.
А бывает день один больше, чем столетье,
Хорошо бы этот день в жизни отыскать.
Только мне пока что он как-то не встречается.
До чего же у судьбы неразгадан путь.
Вот бы в жизни встретить все - все, о чем мечтается,
И еще, еще, еще - еще чего-нибудь.
(сл. П.Хмара-Миронов, муз. В.Малежик)
 
Красиво, правда?
Ребенок может намечтать себе все что угодно такое, чего до него никто и видом не видывал, и слыхом не слыхивал. Если потом удается вписать эту мечту в реальность и воплотить – родится хорошая вещь, или научная концепция, или незаурядное произведение искусства, если нет – лишь недоумение и разочарование:
 
Я мечтала о морях и кораллах,
Я поесть хотела суп черепаший.
Я шагнула на корабль –
А кораблик
Оказался из газеты вчерашней…
(муз. А.Флярковский, сл. Р. Рождественский)
Но смутить Ребенка не так просто: он всегда может раскрасить реальность в тот цвет, который ему больше нравится и, более того, навсегда убедить себя в том, что она именно такая, а потом всю жизнь искать и находить этому подтверждения:
А однажды к нам пришел очень строгий дядя.
Покачал он головой, на рисунок глядя:
И сказал он: “Ерунда! Не бывает никогда...”
А как только он ушел, солнце заблестело
И раскрасило весь свет так, как я хотела:
Оранжевое солнце, оранжевое небо,
Оранжевая зелень, оранжевый верблюд.
Оранжевые мамы оранжевым ребятам
Оранжевые песни
Оранжево поют.
(сл. А.Арканов, Г.Горин, муз. К.Певзнер)
 
И вообще Ребенок убежден, что он вечен и всесилен, что жизнь бесконечна, что возможности для его роста и развития безграничны:
... Только небо, только ветер,
Только радость впереди.
(сл. Ю.Энтин, муз. Е.Крылатов)
 
 
 “Детство кончится когда-то, ведь оно – не навсегда”, - поется в песне о крылатых качелях, которую я только что процитировала. Человек взрослеет, при этом обзаводясь работой и семьей. Рано или поздно у него появляются собственные дети, которых надо воспитывать. А что такое воспитание? В общем-то, оно описывается простой формулой: сохранить, накормить-напоить и в люди вывести. Подготовить к самостоятельной жизни. И работа эта выполняется нами в Родительском состоянии. Его основа была заложена в нас природой в виде инстинкта заботы о потомстве, а то, каким образом мы это делаем, сильно зависит от того, что мы видели и чувствовали в детстве, общаясь с теми, кто растил и воспитывал нас. Родительская забота - это необходимое условие выживания пока еще совершенно беспомощного “человечьего детеныша”, а родительская ласка, тепло и нежность – это сигнал о том, что мир принял нового человека, что здесь действительно можно жить. И малыш мирно засыпает под звуки маминой колыбельной:
Спи, сынуля – деточка, зеленая веточка,
Спи, моя кровиночка, мой любимый сыночка.
Милый мой, хороший, мальчик мой пригожий.
Баю - баю - баю - бай... Ты, собаченька, не лай,
Белолапка, не шуми, мою детку не буди...
Котя, котенька, коток, котя, серый животок,
Приди, котик, ночевать, приди Санечку качать.
У кота - воркота всюду в доме чистота,
У кота - воркота есть кроватка золота,
Да перинка пухова, да подушечка мягка...
Котя, котенька, коток по овражкам прыг да скок,
Пришел котик ночевать. Пришел Сашеньку качать...
 
Это - мои любимые, народные. А вот авторская -
 
Лунные поляны... Ночь, как день, светла...
Спи, моя Светлана, спи, как я спала...
В уголок подушки носиком уткнись...
Звезды, как веснушки, мирно смотрят вниз.
Лунный сад листвою тихо шелестит...
Скоро день настанет. Что-то он сулит?
Догорает свечка, догорит дотла...
Спи, мое сердечко.
Ночь, как день, светла...
(сл. А.Гладков, муз. Т. Хренников)
 
Для того, чтобы вывести в люди, прежде всего нужно научить ребенка вести себя так, чтобы выжить, и, желательно, еще и преуспеть в этом мире. Что родители и делают из века в век, а выросшие дети потом иногда вспоминают:
Я помню: давно учили меня отец мой и мать
«Лечить - так лечить, любить - так любить, гулять - так гулять,
Стрелять - так стрелять»
 А.Розенбаум.
 
При этом Родительская лексика может быть и не очень интеллигентной, тут все зависит от ситуации и личного опыта, послушаем, например, вот эти поучения в исполнении В.Бутусова -
Если ты пьешь с ворами – опасайся за свой кошелек,
Если идешь по грязи – ты не сможешь не выпачкать ног.
Если ты вытащишь волосы – ты их не вставишь назад.
И твоя голова всегда в ответе за то, куда сядет твой зад.
(«Наутилус Помпилиус»)
И такие ценные в отношении ментальной экологии советы, как
Не стой на пути у высоких чувств,
А если встал – отойди…
Не плюй против ветра – не стой на пути.
(Б.Гребенщиков)
 
И еще один совет, специально для юных дам:
Не люби нелюбимого,
Не люби нежеланного.
Долгожданного жди.
Сердце для него сохрани.
(Группа “Балаган лимитед”)
Мудро, не правда ли? В общем, чрезвычайно полезное эго-состояние получается. Однако его достоинства продолжаются в его недостатках, являя нам угрожающий образ Карающего Родителя, который может намертво впечататься в психику, заложив в сценарий боль, страх и неприятие реальности:
Спятил отец
(А.Князев)
Кругом одни дельцы и не с кем детям поиграть,
А ведь у них уже давно потехи час.
Но вот пришел отец и хочет уходить опять,
Они ему кричат: "Ну, посмотри на нас!!!"
А что ему до них? Он очень важный человек.
Ведь подчиненных у него, как крыс.
К нему со всей душой, а он же головою в снег,
К нему со всей душой, а он: "А ну-ка, брысь!"
Он в них швыряет стулья, он ломает шалаши,
Он им грозится руки оторвать,
"Вы просто дьяволята, а никак не малыши!"
Но довели папашу, вашу мать!!!
 
Спятил отец, а значит нам конец,
Он все это долго терпел,
Вот так беда, спасайся кто куда, -
Его оторвали от дел.
 
Откуда такое? Ведь дети ждут от родителей тепла и любви. А этот папаша, по-видимому, не имел счастья быть любимым и желанным в своем собственном детстве и теперь передает детям именно то, что получил когда-то от родителей. Вот такая печальная эстафета получается. О процессе и результатах такого «воспитания» – В.С.Высоцкий:
- Баю-баю-баюшки-баю...
Что за привередливый ребенок!
Будешь вырываться из пеленок -
Я тебя, бай-баюшки, убью!
 
- До чего же голос тонок, звонок -
Просто баю-баюшки-баю!
Всякий непослушный поросенок
Вырастает в крупную свинью.
 
И результатом такого воспитания будет, разумеется, следующее:
- Если поросенком вслух с пеленок
Обзывают, баюшки-баю, -
Даже самый смирненький ребенок
Превратится в будущем - в свинью!
 
Есть и еще одно проявление Родителя - это так называемое Родительское влияние, оно заставляет человека вести себя так, как хотели бы его родители или другие авторитетные для него люди:
 
Слышу голос, голос спрашивает строго,
А сегодня что для завтра сделал я?
(сл. Ю.Энтин, муз. Е.Крылатов)
Родитель всегда готов, не задумываясь, выдать сколько угодно готовых рекомендаций на все случаи жизни. Либо обыденных и ничего особенного не говорящих ограничений:
Веди себя хорошо,
Зови меня, если что.
И постарайся смолчать,
Когда захочется о чем-то сказать.
(«Адо»)
 
- либо весьма изощренных советов:
***
Не впадай ни в тоску, ни в азарт ты
Даже в самой невинной игре,
Не давай заглянуть в свои карты
И до срока не сбрось козырей.
 
Отключи посторонние звуки
И следи, чтоб не прятал глаза,
Чтоб держал он на скатерти руки
И не смог передернуть туза.
 
…Если ж ты у судьбы не в любимцах -
Сбрось очки и закончи на том,
Крикни: “Карты на стол, проходимцы!” -
И уйди с отрешенным лицом.
(Высоцкий)
 
Культура, нравственность, мораль – все выработанные опытом предыдущих поколений общественные соглашения и достижения содержатся в нашем Родительском багаже. И должны быть переданы дальше – детям, внукам, правнукам..:
И во веки веков, и во все времена
Трус, предатель - всегда презираем,
Враг есть враг, и война все равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна -
И всегда на нее уповаем.
 
Время эти понятья не стерло,
Нужно только поднять верхний пласт -
И дымящейся кровью из горла
Чувства вечные хлынут на нас.
 
Ныне, присно, во веки веков, старина, -
И цена есть цена, и вина есть вина,
И всегда хорошо, если честь спасена,
Если другом надежно прикрыта спина.
 
Чистоту, простоту мы у древних берем,
Саги, сказки - из прошлого тащим, -
Потому, что добро остается добром -
В прошлом, будущем и настоящем.
 
(В.С.Высоцкий)
 
Так, например, бережно хранимые воспоминания о подвигах старших поколений и национальные традиции открывают в нас истоки патриотизма:
 
От героев былых времен
Не осталось порой имен.
Те, кто приняли смертный бой,
Стали просто землей, травой.
Только грозная доблесть их
Поселилась в сердцах живых.
Этот вечный огонь,
Нам завещанный одним,
Мы в груди храним.
 
...Нет в России семьи такой,
Где б не памятен был свой герой.
И глаза молодых солдат
С фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно высший суд
Для ребят, что сейчас растут.
И мальчишкам нельзя
Ни солгать, ни обмануть,
Ни с пути свернуть”.
(сл. Р.Хозак, Е.Агранович)
 
Взрослое состояние совершенно необходимо нам для того, чтобы организовать выполнение главной миссии на Земле - для выживания, развития и процветания. Оно ведает тем тонким устройством, которое обрабатывает информацию, поступающую из внешнего мира и собственного организма, и вычисляет вероятности благоприятных результатов наших действий. Оно обеспечивает нам условия для того, чтобы чувствовать себя счастливыми. Оно позволяет нам планировать и реализовывать задуманное.
 
Чтобы не попасть в капкан,
Чтобы в темноте не заблудиться,
Чтобы никогда с пути не сбиться,
Чтобы в нужном месте приземлиться, приводниться,-
Начерти на карте план.
 
Если даже есть талант -
Чтобы не нарушить, не расстроить,
Чтобы не разрушить, а построить,
Чтобы увеличиться, удвоить и утроить, -
Нужен очень точный план.
(В.С.Высоцкий)
 
Основные качества Взрослого – ответственность, компетентность и эффективность. При этом развитое (по Берну - интегрированное) Взрослое состояние включает в себя и Детскую живость, и общественную ориентированность Родителя в той мере, в которой они необходимы и достаточны в каждой конкретной ситуации.
Эту песню о жизни и гармонии с жизнью я очень люблю. Здесь все богатство и яркость полнокровного Взрослого качества жизни, здесь, как говорил Берн, и факты, и патос, и этос. Через всю мою судьбу красной нитью - эти слова и голос Георга Карловича Отса:
 
Я люблю тебя, жизнь,
Что само по себе и не ново,
Я люблю тебя, жизнь,
Я люблю тебя снова и снова.
Вот уж окна зажглись,
Я шагаю с работы устало.
Я люблю тебя, жизнь,
И хочу, чтобы лучше ты стала.
Мне немало дано -
Ширь земли и равнина морская,
Мне известна давно
Бескорыстная дружба мужская.
В звоне каждого дня
Как я счастлив, что нет мне покоя -
Есть любовь у меня.
Жизнь, ты знаешь, что это такое…
Как поют соловьи,
Полумрак, поцелуй на рассвете,
И вершина любви,
Это чудо великое - дети.
Вновь мы с ними пройдем
Детство, юность, вокзалы, причалы.
Будут внуки потом,
Все опять повторится сначала.
Ах, как годы летят,
Мы грустим, седину замечая.
Жизнь, ты помнишь солдат,
Что погибли, тебя защищая.
Так ликуй и вершись
В трубных звуках весеннего гимна.
Я люблю тебя, жизнь.
И надеюсь, что это взаимно.
(сл. К.Ваншенкин, муз. Э.Колмановский)
Важность Взрослого состояния для достижения успеха становится лучше видна тогда, когда что-то препятствует осуществлению Взрослых расчетов. В этом смысле очень показательна песенка из фильма “Соломенная шляпка”. Ребенок пытается что-то предпринять, Родитель сначала провоцирует Ребенка, подсовывая ему общественно поощряемые ориентиры, а затем иезуитски комментирует неудавшиеся попытки, а где же Взрослый?
 
Один корнет задумал славу
Прекрасным днем добыть в бою.
На эту славу, как на карту,
Решил поставить жизнь свою...
И вот, когда от нетерпенья
Уже кружилась голова,
Не то с небес, не то поближе:
Раздались горькие слова:
- Видите ли, мой корнет,
Очаровательный корнет,
Все дело в том, что, к сожаленью,
Войны для Вас пока что нет...
 
Тогда корнет решил жениться.
И взять в приданое мильон.
Нашел в провинции невесту,
И под венец помчался он.
И вот, когда от вожделенья
Уже кружилась голова,
Не то с небес, не то поближе
Раздались горькие слова:
- Видите ли, мой корнет,
Очаровательный корнет,
Все дело в том, что у невесты
Приданого в помине нет...
 
Тогда корнет бежать решился.
(Из-под венца! Какой скандал!)
На остановку дилижанса
Он в черном фраке прибежал.
Когда ж от близости спасенья
Уже кружилась голова,
Не то с небес, не то поближе
Раздались горькие слова:
- Видите ли, мой корнет,
Очаровательный корнет,
Все дело в том, что в дилижансе
Свободных мест, представьте, нет...
(сл. Б.Окуджава, муз. И.Шварц)
И еще один пример. Интересно, они когда-нибудь все-таки встретятся? И если да, то зачем? И почему они не оговорили точно место встречи?
- Я ходил... - И я ходила...
- Я так ждал... - И я ждала...
- Я был зол. - И я сердилась.
- Я ушел. - И я ушла.
- А где Вы были? - Я - у аптеки.
- А я - в кино искала Вас!
- Так значит завтра на том же месте
В тот же час...
Однако, чересчур разжиревший за счет Ребенка и Родителя Взрослый превращает человека в эдакий ходячий калькулятор, лишенный всего человеческого, в зацикленный на самого себя агрегат, а это выглядит не очень привлекательно:
 
Вы проходите мимо, я смотрю вам вслед,
Вы проходите мимо своих же побед.
И не глядя на небо, никого не любя,
Вы проходите мимо самих себя.
И вы считаете деньги, считая шаги,
Вы считаете сдачу и чужие долги.
Вы считаете все, что вы не можете взять.
Вы считаете, что очень важно считать.
(А.Макаревич)
 
О, сколько нам открытий чудных
Готовит просвещенья дух,(Р)
И опыт – сын ошибок трудных, (В)
И гений – парадоксов друг. (Д)
А.С.Пушкин
 
Наша жизнь проходит в непрерывном поиске и добывании ресурсов для жизни - для ее поддержания в привычном или развития в желаемом качестве. И, по большому счету, нам свойственны лишь две формы бытия: первая - это когда что-то нужно прямо сейчас, и мы находимся в процессе осознания и удовлетворения своей потребности, и вторая - когда мы, получив, наконец, вожделенное, наслаждаемся своим обретением и чувствами по этому поводу. У наиболее продвинутых личностей наблюдается еще и третья форма бытия - умиротворенное созерцание, но кто докажет, что это не есть процесс удовлетворения потребности в умиротворенном созерцании или не наслаждение по поводу достижения этого состояния? Но это - другой вопрос, а вообще-то эта главка задумана мною как попытка разобраться в том, какие ресурсы эго-состояний и в какой последовательности используем мы в жизни... И, если удастся, подобрать стихи и песни для иллюстрации.
И вот - самое начало биографии, когда мы еще новички и неумехи. Мы еще только пришли в этот мир,
И мы бредем вслепую в странных местах.
И все, что есть у нас – это радость и страх,
Страх, что мы хуже, чем можем,
И радость оттого, что все в надежных руках…
(Б.Гребенщиков)
И дом, который построили наши родители, - это для нас модель, на которой мы, хранимые их заботой и вниманием, постигаем Начала Мира, то есть впервые встречаемся с силами, которые в этом мире действуют, людьми и вещами, которые его наполняют... Мы узнаем, что такое тяжесть и легкость, жесткость и мягкость, тепло и холод, тишина и громкость звуков, свет и темнота, яркие краски дня и серое однообразие сумерек... И учимся с ними взаимодействовать, использовать их или противостоять, чтобы выжить. Ведь из Дома в Мир нас выпустят только тогда, когда убедятся, что мы там не сгинем.
Родительский дом - начало начал...
Ты в жизни моей надежный причал.
()
Наши родители предоставляют нам место и возможности для развития, храня и оберегая нас. Ограничивая нашу свободу во имя нашей безопасности, используя свои Взрослые ресурсы и Родительские понятия.
А мы – еще совсем маленькие и не знаем, как принято себя вести, не можем перечислить возможные способы достижения желаемого. У нас есть только наше тело, способное чувствовать то, что происходит внутри нас и воздействует извне, и испытывать покой и радость, когда нам хорошо, и - напряжение и боль, когда нам плохо. И древний инстинкт: стремиться к умиротворению и удовольствию и избегать боли. В попытках получить то, что нам нужно, мы совершаем первые движения и набиваем первые шишки, накрепко запоминая то, от чего они происходят.
Я учился быть ребенком,
Я искал себе причал.
Я разбил свой лоб в щебенку
Об начало всех начал.
(Б.Гребенщиков)
Мы изобретаем для себя способы поведения (бытия) - то есть получения желаемого и обращения с ним. А внешний мир отсекает неудачные на тот момент “наработки”, причиняя нам боль - сигнал разрушения - угрозы нашему существованию. И мы выдаем на гора все новые и новые способы ее избежания. И накапливаем впечатления - образы вещей и обращения с этими вещами. Потом эти образы будут обозначены словами, расклассифицированы и учтены, а пока... Пока они, неназванные, но помеченные либо негой и счастьем, либо гневом и болью, накапливаются, закладывая самые глубинные основания нашего существа. Фундамент Дома нашей души...
Вот и выходит, что Ребенок действует методом “научного тыка” - чет-нечет, пан или пропал, отсюда и наш русский Авось да Небось. Небось - это значит “не бойся”. Ведь ты же Дома.
Давай! Не надо мучиться,
Попробуй – и получится.
А если не получится – попробуешь опять!
(Г.Остер)
Золотой запас Ребенка, его драгоценные инструменты - это волшебный генератор нового поведения и точнейший аппарат оценки достигнутого, именуемый “собственная шкура”. Это основы его интуитивной стратегии. Дорогущей, не считающей времени и сил, подчас опасной, но часто - единственно возможной. Если ты - первопроходец, если сталкиваешься с чем-то абсолютно неведомым или хочешь круто изменить жизнь...
 
И вот невзгода гложет,
И хлещет, как бичом.
Здесь опыт не поможет,
Здесь навык ни при чем.
Решай головоломку,
Чтоб одолеть напасть,
И подстели соломку,
Чтоб больно не упасть.
(Т. Гвердцители)
А вот насчет соломки - это уже не Детское. Это уже когда известно, что есть что и кто есть кто. И когда уже можно просчитать возможную траекторию падения. Вернее, даже все возможные траектории, если есть достаточное количество достоверной информации, есть с чем сравнить из личного опыта и из того, что говорят по этому поводу другие.
А если серьезно - то - оценить потребность, изучить исходное состояние и наметить цель. Учесть, сколько времени, сил и средств можно использовать для достижения этой цели. То есть – в первую очередь увидеть, что ресурсы ограничены. Что у всего на свете – свои границы.
И потом, продумав последовательно ряд вариантов решения, отобрать тот, который будет максимально эффективным - не самым трудным и не самым опасным, - и приблизит к результату. То есть принять управленческое решение и организовать его выполнение. При этом минимизировать потери и оптимизировать усилия. Это уже - Взрослая стратегия. Стратегия профессионала, о которой - вся теория управления. Масса литературы. Ужасно интересно.
Главные инструменты и ресурсы Взрослого - анализ и оценка достоверности информации, программирование результата, время.
Причем
Время дороже всех золотых монет...
(С.Дикий)
И запас, который накапливает Взрослый - уже не единичные образы взаимодействий, а закономерно сгруппированные и преобразованные в технологии достижения конкретных результатов в конкретных условиях.
Ребенок тычется вслепую, он не видит границ, но, достигнув их, понимает, что что-то кончилось. Ему говорят, что пора уйти с прогулки, ложиться спать, он печалится, что кончились мультфильмы или конфеты, он бегает и играет, пока не кончатся силы. Он натыкается на границы и чувствует боль от удара или напряжение оттого, что его куда-то не пускают. А Взрослый – видит границы, осознает и учитывает их. В этом сочетании метода научного тыка и видения границ – основы познания мира. Основы Разума.
А вот как все это работает:
***
Точка, точка, запятая,-
Вышла рожица смешная,
Ручки, ножки, огуречик, -
Появился человечек.
 
Как все просто удается
На словах и на бумаге,
Как легко на гладкой карте
Стрелку начертить.
А потом идти придется
Через горы и овраги,
Так что прежде, человечек,
Выучись ходить.
 
Что вы, что вы! Это важно,
Чтобы вырос он отважным,
Чтобы мог найти дорогу,
Рассчитать разбег.
Это трудно, это сложно,
Но иначе - невозможно,
Только так из человечка
Выйдет человек.
(Ю.Ким)
Слышите наставительные нотки, утверждения, которые не оспоришь... Вот и Родитель со своим испытанным методом экспертных оценок. Его метод предполагает сравнение как самого процесса реализации потребности, так и достигнутого результата с достойными подражания образцами, принятыми нормами. А еще - перевод субъективных смыслов в объективные, то есть понимаемые определенным кругом людей. Или всем человечеством - зависит от задачи.
Ресурсы Родителя - богатый опыт, добытый Ребенком и Взрослым и полученный по наследству, широкая эрудиция, устойчивые и выверенные представления о целесообразности и красоте. А главное - язык, искусство давать имена и определения, описывать и классифицировать образы реальности, накопленные Ребенком, технологии, разработанные Взрослым и свои, Родительские приобретения - культурные, научные, этические и эстетические категории. Его орудие - Мышление. Практический выход – критерии, советы и санкции: принять, отвергнуть или отправить на доработку.
Самой лучшей иллюстрацией сказанному мне представляется вот это стихотворение В.Я. Брюсова:
 
Сонет к форме.
 
Есть тонкие властительные связи
Меж контуром и запахом цветка.
Так бриллиант невидим нам пока
Под гранями не оживет в алмазе.
 
Так образы изменчивых фантазий,
Бегущие, как в небе облака,
Окаменев, живут потом века
В отточенной и завершенной фразе.
 
И я хочу, чтоб все мои мечты,
Дошедшие до слова и до света,
Нашли свои желанные черты.
 
Пускай мой друг, разрезав том поэта,
Упьется в нем и стройностью сонета,
И буквами спокойной красоты!
 
А теперь, обратившись к самому классическому из классиков, посмотрим, как все красиво выглядит, когда для достижения цели задействованы все возможные ресурсы:
***
...Не одобряю я развода:
Во-первых, веры долг святой,
Закон и самая природа...
А, во вторых, замечу я,
Благопристойные мужья
Для умных жен необходимы:
При них домашние друзья
Иль чуть заметны, иль незримы.
Поверьте, милые мои,
Одно другому помогает,
И солнце брака затмевает
Звезду стыдливую любви!
(А.С.Пушкин)
 
Или - несколько более прагматический современный вариант:
Чтоб любить эти ноги, нужен белый “Кадиллак”.
Чтоб любить эти ноги, нужен смокинг или фрак.
Чтоб любить эти ноги, нужен банковский счет.
Чтоб любить эти ноги, нужен точный расчет...
Трезвый, холодный расчет.
(А.Ермолин)
 
Поступил запрос от Ребенка: “Хочу!”. Лояльный Родитель уже наготове с порцией релевантных советов и последующим ангажементом для Взрослого, который, анализируя ситуацию, задается вопросом “Что для этого нужно?”.
 
Мне представляется, что наша личностная уникальность обеспечивается Ребенком, а пригодность для жизни в обществе - Родителем. Взрослый - координирует эти сложные взаимоотношения и стремится к тому, чтобы объективные условия мира и общественные потребности как можно меньше мешали нам жить.
Итак, в детстве мы строим внутри себя Образ Мира, находясь в родном доме, на попечении и под защитой Взрослого и Родительского состояний тех, кто о нас заботится. Этот Образ состоит из множества частных образов взаимодействий с силами, людьми и вещами этого мира, помеченных эмоциональными и чувственными метками. И то, как сформирован Образ, то, какова в нем доля впечатлений, помеченных болевыми метками, - задает условия для формирования у нас Родительского и Взрослого состояний. И качество жизни для Детского.
И вот, наши родители, бабушки и дедушки выпускают нас в большой мир, который начинается во дворе, по дороге в детский сад и ограничивается потом только уровнем наших амбиций и отпущенным нам временем жизни... И мы начинаем действовать в мире в соответствии с тем Образом, который создали для себя в родном доме, обновляя и пополняя его по мере необходимости. Кто-то из нас выбирает глухую оборону, кто-то – нападение и экспансию, кто-то – вечное бегство, а кто-то – гармонию с собой и миром.
Так Мир становится Домом. И каждый день испытывает нас на зрелость уже нашего собственного Взрослого и адекватность Родительского и Детского состояний. Это очень важно, поскольку если этот альянс гармоничен и работает оптимально, то мы ставим перед собой реальные и вдохновляющие нас цели и умеем их достигать. И при этом счастливы, ведь наш умница-Ребенок по-прежнему надежно защищен и в любой момент готов, не боясь боли и смерти, исследовать то, что нам еще неизвестно, открытой улыбкой приветствовать тех, кто нам симпатичен, и стремиться к свету, теплу, нежности и радости.
Ужасно интересно все то, что неизвестно...
Ужасно неизвестно все то, что интересно...
(Г.Остер)
 
Или чуть-чуть нашкодить, особенно если в хорошей компании... Не без этого.
 
Так выбери меня, выбери меня
Птичка счастья завтрашнего дня.
Вместе полетим, в праздник превратим
Ветерок весенний.
Соберем друзей - с ними веселей
Любоваться сверху родиной своей.
Позовем подруг, скрасим их досуг
Своим дурацким пеньем.
()
 
Есть одна тема, которую я обойти просто не могу. Она важная и особенно актуальна для России. Как называют того, кто ставит для себя непонятную для других цель и упорно пытается ее достигнуть неизвестным для них способом, да еще и терпит при этом неудачу? Того, кто преступает границы… Дурак, безумец... И как часто старшие ругаются или смеются, когда ребенок ошибается... Если ты - как все, и поступаешь только по образцам, то ты не ошибаешься. Но и не работаешь Разумом, а только мыслишь, не обогащаешь сознание, включая в него новые образы, а только тасуешь без конца старые, добытые другими или тобой, когда ты еще не запретил себе быть Ребенком.
Только Разум с детской улыбкой расширяет границы мира, борется против неведения за новые знания и новые возможности, только он решается соприкоснуться с неизведанным... Или восстать против того, что кажется устоявшимся, незыблемым и непобедимым... И рискует... И неизбежно садится в лужу... И, отряхнувшись, начинает снова... А практичные респектабельные сограждане смотрят на него свысока и говорят: “Да что с него взять, дурак - он дурак и есть”... А сами при этом учатся на его ошибках. Ведь кто-то должен быть первым. И рассказывают потом своим детям сказки, в которых главный герой... - Дурак. То есть тот, младшенький, который сидит на печи и развлекает все семейство своими байками и прибакулочками, не желает вкалывать за просто так, и толку от него в хозяйстве никакого. Но только он держит свое слово и не спить всю ночь в дозоре, только он может запросто договориться с кем угодно, начиная от Щуки и кончая Ветром, Месяцем и Солнцем, ловко переиграть злобных и завистливых представителей “властных структур”, ухватить за хвост Жар-птицу... Словом, выжить и добиться своего вопреки всем превратностям судьбы.
 
“Дурак и молния”.
(М.Горшенев - А.Князев - “Король и Шут”)
 
Грохочет гром.
Сверкает молния в ночи.
А на холме
Стоит безумец и кричит:-
«Сейчас поймаю тебя в сумку,
И сверкать ты будешь в ней.
Мне так хочется, чтоб стала ты моей.»
 
То парень к лесу мчится,
То к полю, то к ручью.
Все поймать стремится
Молнию.
 
Весь сельский люд
Смотреть на это выходил.
Как на холме
Безумец бегал и чудил.
Он, видно, в ссоре с головою,
Видно, сам себе он враг.
Надо ж выдумать такое,
Во дурак.
 
Утром по сельской дороге
Медленно шел ночной герой
Весь лохматый и седой
И улыбался...
 
Чего он на самом деле достиг? И чему улыбался? Вряд ли он когда-нибудь кому-нибудь об этом расскажет. А мы ведь еще из школьных учебников помним, чем кончился первый эксперимент с поимкой молнии. Гибелью ученого. А другие – пошли дальше и сделали то, что ему не удалось. И воплотили опыт в технологии, которыми пользуется теперь человечество.
Послушаем еще одну их песню. О том, как достигается примирение с тем, что не удается побороть. Это тоже – уметь надо.
Смельчак и ветер
(М.Горшенев - А.Князев)
 
Дул сильный ветер, крыши рвал.
И, несмотря на поздний час,
В округе вряд ли кто-то спал -
Стихия не на шутку разошлась.
Но вдруг какой-то парень с криком побежал
И принялся махать метлой:
"Ах, ветер, негодяй, ты спать мне помешал,
А ну-ка, выходи на бой!"
 
Я ведь не из робких, все мне по плечу.
Сильный я и ловкий, ветра проучу!
 
И ветер закружился, заметался
И ели начал с корнем рвать...
"Откуда этот сумасшедший взялся,
Что хочет с ветром воевать?".
Но парень не сдавался и метлой махал,
И удалялся в глубь полей.
И впрямь неплохо с ветром воевал,
А ветер становился злей...
 
Я ведь не из робких, все мне по плечу.
Сильный я и ловкий, ветра проучу!
 
Но вдруг метла со свистом улетела прочь,
И храбрый парень - вслед за ней.
А после этого спокойней стала ночь -
Исчез во мраке дуралей.
Его под утро пастухи нашли в стогу -
Он очень крепко спал,
А ветер песни напевал ему
И кудри ласково трепал.
 
Я ведь не из робких, все мне по плечу.
Сильный я и ловкий, ветра проучу!
 
Чтобы развиваться, личность должна иметь в своем составе Ребенка. И не бояться этого. И в каждой дружеской компании, деревне или организации есть такой человек. И в каждой стране есть такой регион. И в мире есть такая страна… И мир учится на ее ошибках. И ее боль отдается в наших сердцах. И ее процветание и счастье – это наше дело.
 
Живи, страна - необъятная моя Россия,
Живи, страна, где встречала с мамой я рассвет.
Живи, страна, где влюблялась я под небом синим.
Живи, страна! И не слушай тех, кто скажет “Нет!”.
(сл. Л.Дербенев, муз. И.Матета)
 
НЕМНОГО ХАРАКТЕРОЛОГИИ
 
У каждого из нас есть наследственные особенности, которые за нас определили родители, однажды выбрав друг друга. А кое-что мы можем выбирать сами … Наши чувства по отношению к различным аспектам жизни, эго-состояния, привычно включаемые в тех или иных ситуациях - с течением жизни они складываются в устойчивые сочетания, формируя характер. Так как-то получилось, что некоторые такие композиции встречаются среди людей чаще других. Эти стойкие структурные соотношения давно описаны в рамках клинической психотерапии как характерологические радикалы. Зная себя и других легче жить, даже слово – то какое основополагающее – radix ведь по латыни – корень и
“Чтобы стоять, я должен держаться корней”.
(БГ)
Рождаемся мы, имея, вероятно, все возможные задатки, а те условия, с которыми мы сталкиваемся, придя в этот мир, или, говоря словами Берна, игры нашей семьи, нас и воспитывают. Выбирая наилучшие для себя способы приспособления к этим воспитывающим влияниям, мы формируем наш психический склад. По-видимому, этот процесс затрагивает и физиологические процессы, и влияет даже на телосложение. Возможно, этим в какой-то степени объясняется, например, выбор видов спорта. Мне представляется, что психастеники, например, преимущественно удирают и, удрав и оценив ситуацию, сводят счеты. Из них, по-видимому, неплохие получаются бегуны на длинные и сверхдлинные дистанции. Эпилептоид настроен на то, чтобы схватить, держать, не пущать и попутно бороться (это штангист, борец, стрелок и боксер). Синтоник (циклоид) больше всего на свете любит человеческое общение и простые радости жизни (саночник – кататься можно, а возить свой спортивный снаряд – это дело техники, еще милы его сердцу теннис и выездка). Шизоид предпочитает что-нибудь этакое особенно виртуозное придумать (скорее всего, шахматы любит и восточные единоборства уважает). Истероид всегда эффектно демонстрирует себя (если ему это удастся, то лучше бодибилдинга спорта для него не придумать. А еще есть танцы на льду и художественная гимнастика). Инфантильный (есенинский) склад характера побуждает, вероятно, к экстриму, предпочитая сноу- и скейтборды, горный байк, прыжки с парашютом и прочую экзотику.
Хотя, очевидно, представители каждого из видов спорта тоже могут быть очень разными. Взять, хотя бы известных партнеров-конкурентов в гонках “Формулы – 1”. С одной стороны - трезвый расчет и холодная голова Алена Проста и Михаэля Шумахера, с другой – упорство и страсть Айртона Сенны и Мики Хаккинена.
Возможно, личности, менее подверженные изменениям в ходе воспитания, выбирают многоборье…
 
Всегда как на ладони, и можно представить себе его структурные характеристики – Дитя в объятиях поощряющего, и, возможно, даже провоцирующего Родителя, в поведении – обворожительная спонтанность и автоматизм изящных манер. Взрослый – где-то глубоко упрятан и хорошо приучен бестрепетно перебирать варианты, выискивать охотничьи угодья для отлова кандидатов на родительские роли:
Она идет по жизни, смеясь.
Она легка как ветер, нигде на свете
Она лицом не ударит в грязь.
Испытанный способ решать вопросы –
Как будто их нет.
Во всем видеть солнечный свет.
Она идет по жизни, смеясь,
Встpечаясь и пpощаясь,
Hе огоpчаясь,
Что пpощанья легки,
а встpечи на pаз,
И новые лица тоpопятся скpыться
В pасплывчатый кpyг
Kак бyдто дpyзей и подpyг.
Она идет по жизни, смеясь,
В гостях она как дома,
Где все знакомо.
Удача с ней - жизнь yдалась,
И без исключенья
Все с восхищеньем
Смотpят ей вслед
 
Однако не все так просто: не все в этом мире хотят посвятить свою жизнь ублажению этого прекрасного Дитяти, и многочисленные поклонники
… “не замечают, как плачет ночами
Та, что идет по жизни, смеясь…”
(А.Макаревич)
А какая радость, этому охотнику если вдруг удалось отхватить стоящее:
Я ждала тебя, так ждала,
Ты был мечтою моей хрустальною.
Угнала тебя, угнала…
Ну и что же тут криминального?
(сл. Л.Рубальская, сл. В.Чайка)
 
И вообще:
В доме моем всегда лето, солнце, жара, кайф.
В доме моем всегда песни, танцы, любовь, драйв.
И не стучись, и не ломись ко мне осень,
Желто-рыжая тоска, холода.
()
 
 
Интуитивный и любознательный Ребенок, исследователь и мечтатель, этакий Знайка. Родитель увлечен созерцанием и оценкой его творчества, подчас не очень доброжелательной, и вечными сравнениями с успехами окружающих. Это расстраивает Ребенка и вынуждает искать материал для творчества в себе самом, в печатном слове, в природе, ставя и решая фундаментальные вопросы, и, порой, с опаской и любопытством поглядывая в мир людей. Взрослый занят наблюдением за перипетиями этих высоких отношений и добычей материалов для Детского творчества.
Мне в одиночестве лучше,
Легче и проще мечтать
О далеких мирах, о волшебных дарах,
Что когда-нибудь под ноги мне упадут...
О бескрайних морях, об открытых дверях,
За которыми верят, и любят, и ждут
Меня...
(Ю.Лоза)
 
Не могу не привести здесь вот такой поэтический образец, отражающий призрачно-прозрачную атмосферу этих мечтаний. Владимир Сергеевич Соловьев, поэт и историк, ярчайшая звезда русского символизма:
***
Бескрылый дух, землею полоненный,
Себя забывший и забытый бог...
Один лишь сон, и снова, окрыленный,
Ты мчишься прочь от суетных тревог.
 
Небесный луч знакомого блистанья,
Чуть слышный отзвук песни неземной,-
И прежний мир в немеркнущем сияньи
Встает опять пред чуткою душой.
 
Один лишь сон - и в тяжком пробужденьи
Ты будешь ждать с томительной тоской
Вновь отблеска нездешнего виденья,
Вновь отзвука гармонии святой.
 
И уж для полного завершения картины – кусочек блестящей пародии на его стихи, которую написал В.Я. Брюсов –
Мандрагоры имманентные
Зашуршали в камышах,
А шершаво декадентные
Вирши в вянущих ушах…
 
Но этот Ребенок не только мечтает. Он сохраняет связь с Началами Мира и не боится объяснять реальность по-своему. Он может себе позволить выйти за пределы общепризнанного. Так, Эйнштейн в детстве спросил себя: “Что будет, если человек, сидя верхом на солнечном луче, посмотрится в зеркало? Увидит ли он там себя?” Отвечая на этот вопрос, он создал теорию относительности.
 
Нам тайны нераскрытые раскрыть пора -
Лежат без пользы тайны, как в копилке, -
Мы тайны эти скоро вырвем у ядра -
И вволю выпьем джина из бутылки!
(В.С.Высоцкий)
Научный интерес при этом практически безграничен, и, если его вовремя не обуздать, может привести к весьма серьезным последствиям:
 
...Трескают финики в Нерюнгри,
А в Сахаре снегу - ну просто невпроворот.
Это гады-физики на пари
Раскрутили шарик наоборот!
(А. Галич)
 
Мир, в котором живет наш герой - это красивая и жутковатая фантазия, сказка...
Где разорвана связь между Солнцем и птицей рукой обезьяны,
Где рассыпаны звезды, земляника да кости по полянам,
... Где надежда на Солнце таится в дремучих напевах,
Где по молниям-спицам танцует гроза-королева,
... Где молчание подобно топоту табуна,
А под копытами - воля.
Где закат высекает позолоченный мост
Между небом и болью...
(К.Кинчев)
Здесь оживают и обретают душу предметы и явления природы, и он общается с этими душами, но людей там нет. Ему достаточно самого себя, и поэтому даже в многомиллионном городе он сам по себе, и взаимодействует напрямую с самим городом, вернее, с его душой, а совсем не с его обитателями. Он свой в разговоре крыш и облаков. Земли и Неба... На равных...
***
Полупаук-полулебедь,
Я шагнул в ночь,
Чтобы сложить костер в честь Лысой горы...
Земля кромсала небо штыками могильных холмов,
Земля шипела: “Сгоришь”, но небо пело: “Гори!”.
Я шагнул в ночь, и звезды легли на асфальт,
Радугу бензиновых луж я плеснул облакам, -
Мне хотелось, чтоб город чувствовал небо
Каждым нервом, каждым окном,
Мне ли было не знать, как не хватает любви
Этим большым городам!?
(К.Кинчев)
***
Крыши домов дрожат под тяжестью дней.
Небесный пастух пасет облака.
Город стреляет в ночь дробью огней.
Но ночь сильней - ее власть велика.
(В.Цой)
 
И этот безлюдный мир - для него родной и реальный, и то, что там происходит, да и сам наш герой, и то, что он чувствует, и то, что он делает - очень органичны для этого мира. Логика и фантазия... Математика и музыка... Ему там хорошо.
Но в мире фантазий нельзя жить вечно. Сталкиваясь с посюсторонней обыденностью, он испытывает большие затруднения, ведь он так не похож на других, “не от мира сего”, и, разодрав душу об острые грани реальности, подчас дезинфицирует раны алкоголем:
***
Луны ущербный лик встает из-за холмов,
И одинокий фавн играет на сопелке.
Упившийся в дугу бухгалтер Иванов
Бредет сквозь лес к своей летающей тарелке.
Он не бухгалтер, нет, он чуждый звездный гость,
Застрявший навсегда среди российский весей.
Он космолет разбил, и тут ему пришлось
Всерьез овладевать важнейшей из профессий.
В колхозе “Путь зари” нет мужика нужней.
В деревне у него участок и домина,
Машина “Жигули”, корова, шесть свиней,
Жена - ветеринар и прочая скотина.
Но нет, гнетет тоска инопланетный ум.
Обилие скота не радует, не греет,
Искусство МТV не пробуждает дум.
Бухгалтер Иванов пьет водку и звереет.
Обломки корабля, укрытые от глаз
Камнями и землей, покоятся в овраге.
Сюда упал со звезд когда-то наш герой,
Сломав хребет своей космической коняге.
И плачет Иванов, и воет, и рычит,
Пиная сапогом проклятую планету.
И, глядя на него, Вселенная молчит,
Лишь одинокий фавн играет тихо где-то.
(Владимир Васильев - Воха)
 
Родитель, стремящийся привести всех и каждого (а в первую очередь – себя) в соответствие требованиям своего строгого нравственного кодекса, загнавший Ребенка в угол и придавивший его там подушкой, чтобы не отсвечивал, и “построивший” Взрослого:
 
Не перебивай меня, не перебивай,
Я сегодня как железо,
Не перебивай меня, не перебивай,
Это просто бесполезно.
(муз. И.Грибулина, сл…)
А окружающие ведь могут  ответить и так:
“Государыня, если ты хотела врагов,
Кто же тебе смел отказать?”
(БГ)
Отсюда - следствия:
Снова за окнами белый день,
День вызывает меня на бой.
Я чувствую, закрывая глаза,
Весь мир идет на меня войной.
(В.Цой)
 
Один мой друг - он стоил двух.
Он ждать не привык.
Был каждый день последним из дней.
Он пробовал на прочность этот мир каждый миг –
Мир оказался прочней
(А.Макаревич)
 
Однако в мире есть не только враги, а честность, отвага и страсть вызывают не только противодействие. Есть и другое мнение:
Зачем опять в своих утратах
Меня хотел ты обвинить?
В одном, в одном я только виновата,
Что нету сил тебя забыть.
 
Твоя печаль, твоя обида,
Твоя тревога ни к чему,
Смотри, смотри, душа моя открыта,
Тебе открыта одному.
 
Но ты взглянуть не догадался,
Умчался вдаль, казак лихой.
Каким ты был, таким остался…
Но ты и дорог мне такой.
(Песня из к/ф «Кубанские казаки»)
 
А кроме чувств и мнений в мире есть еще и множество трудных и ответственных дел, мирных и ратных, с которыми без упорства, силы и надежности и не справиться:
Если он не скулил, не ныл,
Если хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал…
Если шел он с тобой, как в бой,
На вершине стоял хмельной,
Значит, как на себя самого
Положись на него.
(В.С.Высоцкий)
 
Их удел – борьба, достижения ради результата, и часто - жизненно важного для других:
Мне хочется верить, что грубая наша работа
Вам дарит возможность беспошлинно
Увидеть восход.
(В.С.Высоцкий)
 
Лояльный Родитель, взлелеявший Свободного Ребенка, которому дозволяется делать все, что заблагорассудится. Иногда Ребенок устает, а Родитель с головой окунается в светскую жизнь и забывает о своем подопечном, тогда радость сменяется печалью. Взрослый несколько расслаблен и часто не знает, на чем сосредоточиться. Ребенку часто того и надо, отсюда, например, такие вот перлы из репертуара группы “Дюна”:
 
Если б было море пива,
Я б дельфином стал красивым.
Если б было море водки,
Стал бы я подводной лодкой.
или:
Наш Борька – бабник,
Наш Борька – бабник,
Пусть говорят об этом все его друзья.
Наш Борька – бабник,
Наш Борька – бабник,
А он такой же, как и все - как ты и я.
(сл. Г.Енин, муз. Г.Островский)
А когда приходит грусть, то это чаще всего - об ушедших днях, о друзьях и любимых, которые уже далеко, и, чтобы развеять эту грусть, можно сесть в старинный экипаж, и...
Поехали, извозчик, на Арбат
По мостовой вечернею Москвой.
За все тебе, мой грустный друг и брат,
Отдам на чай последний золотой.
 
Заедем на часок в Нескучный сад,
Я помню, как бродил здесь при луне.
Березки в грустном золоте утрат,
Еще, быть может, вспомнят обо мне…
Глаза их в темной зелени аллей
Неутоленной нежностью горят.
Как много здесь потеряно друзей.
Поехали, извозчик, на Арбат.
 
Гони своих коней, да побыстрей,
Пусть версты под копытами летят.
Скорей, скорей, от грусти и тоски
Поехали, извозчик, на Арбат.
(М.Шуфутинский)
 
Удаль и мудрость, веселье и грусть, страсть и спокойствие, готовность понять и приветить, и всегда быть собой - вот что придает силы душе и тепла песням:
Я закрою глаза, я забуду обиды,
Я прощу даже то, что не стоит прощать.
Приходите в мой дом - мое сердце открыто.
Буду песни вам петь и вином угощать.
…Я закрою глаза, я обиды забуду.
Я прощу то, что можно, и то, что нельзя.
Но другим никогда, видит Бог, я не буду.
Если что-то не так – вы простите меня.
(И.Слуцкий)
 
Испуганный Ребенок в вечном танце со свирепым Родителем. То забивается в угол от ужаса, то, поднакопив силенок, старается выслужиться, часто ценой неимоверных усилий и жертв. Взрослый растерян и шарахается из стороны в сторону, пытаясь одновременно привести в чувство Родителя и дать реализоваться хотя бы каким-то способностям Ребенка. На это уходит очень много сил, и часто впустую. Про это – печальная притча Булата Окуджавы:
Один солдат на свете жил –
Красивый и отважный,
Но он игрушкой детской был –
Ведь был солдат бумажный.
 
Он переделать мир хотел,
Чтоб был счастливым каждый.
А сам на ниточке висел,
Ведь был солдат бумажный.
 
Он был бы рад в огонь и в дым –
За вас погибнуть дважды.
Но потешались Вы над ним –
Ведь был солдат бумажный.
 
Не доверяли вы ему
Своих секретов важных…
А почему? А потому,
Что был солдат бумажный.
 
А он, судьбу свою кляня,
Нетихой жизни жаждал.
И все просил: “Огня, огня”,
Забыв, что он бумажный.
 
“В огонь? Ну, что ж,
Иди. Идешь?”
И он шагнул отважно.
И там сгорел он ни за грош…
Ведь был солдат бумажный.
 
Я часто думаю, а вдруг он только думал, что он бумажный?
 
Свободный Ребенок со всей своей яркой и противоречивой сущностью – неугомонный искатель счастья, трогательный и нахальный гуляка, удравший когда – то из-под Родительского крыла и чуть не уволивший по горячке Взрослого диспетчера, который с тех пор старается особенно не высовываться. Послушаем песню на стихи С.А. Есенина:
Дар мой – это ласкать и корябать.
Роковая на нем печать.
Розу белую с черной жабой
Я хотел на земле повенчать.
Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Если черти в душе гнездились –
Знать, и ангелы были в ней.
 
Или, его же:
Я люблю этот город вязевый,
Пусть обрюзг он и пусть обряк…
Золотая дремотная Азия
Опочила на куполах.
А когда ночью светит месяц,
Когда светит черт знает как,
Я иду, головою свесясь,
Переулком в знакомый кабак…
 
Его несет по жизни, и он понятия не имеет, откуда и куда. И, самое главное, почему… Да это для него не так уж и важно…
 
Как за меня матушка
Все просила Бога,
Все поклоны била, целовала крест.
А сыночку выпала эх, дальняя дорога,
Хлопоты пиковые, бубновый интерес.
Журавль по небу летит,
Корабль по морю плывет,
А кто куда влечет меня по белу свету?
И где награда для меня?
И где засада для меня?
Гуляй, солдатик, ищи ответа…
(Ю.Михайлов)
 
Хорошо сказано стариком Гендальфом: “Мы не можем распоряжаться тем, что приходит к нам извне, мы можем распоряжаться только своим временем”. И мы им распоряжаемся, заполняя его общением с собой и с другими людьми. Единицу общения Берн определил как транзакцию (взаимодействие), то есть обмен порциями информации. У нас есть две сигнальные системы, поэтому мы можем что-то спрашивать, сообщать или отвечать друг другу как словесно, так и без слов:
 
Я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она,
Чтоб посмотреть, не оглянулся ли я.
(М. Леонидов)
Или:
 
Я не скажу слова,
Лишь в глаза взгляну тебе снова…
Вздохну, замру, опять вздохну…
(А.Свиридова)
 
Ласковая моя, нежная,
Руки твои держу, слов не нахожу…
(Е.Осин)
То, что сообщается без слов, достаточно увидеть, а то, что при помощи слов – нужно услышать, а для этого лучше молчать:
 
Ты говоришь – я молчу.
Только тебя слушать хочу…
(сл. Е.Долматовский, муз. М.Фрадкин)
 
 
Когда мы что-то сообщаем другому человеку, то в этом сообщении могут участвовать одно, два, или все три наших эго-состояния. Причем то, что мы хотим передать, может быть правдой, полуправдой, выдумкой или ложью. И смысл слов может не соответствовать тону голоса, жестам и другим выразительным средствам, имеющимся в нашем распоряжении, да и сами слова могут нести несколько смысловых нагрузок, причем иногда – противоречивых. Чтобы ориентироваться в этом великом разнообразии, Берн предложил удобную классификацию взаимодействий (транзакций).
Когда сообщение посылается из Родительского в Родительское, из Взрослого во Взрослое или из Детского в Детское состояние собеседника, и ответ направляется строго в обратном направлении, транзакции называются простыми дополнительными. Сюда же относится общение Ребенка и Родителя. Такое общение может продолжаться сколь угодно долго, пока не надоест.
Вот куртуазии – любимое занятие Родителей:
 
-         Ах, сударыня, Вы, верно, согласитесь,
Что погода хороша, как никогда.
-         Вот что, сударь, я скажу, я и вправду нахожу,
что погода не такая, как всегда.
(сл. Ю.Ким, муз. Г.Гладков)
А вот – увлекательный разговор Детей:
-         А ты знаешь, что дельфины разговаривают?
-         Знаю, не знаю только о чем.
-         О морях и океанах, о волнах и капитанах.
Где какая рыба…
-        И почем…
(Песня из к/ф «Точка, точка, запятая»)
Прошу обратить внимание на последнюю реплику. Дитя пародирует Взрослый подход к делу.
 
А это, похоже, уже Взрослые:
 
-         Что нам стоит дом построить?
-         Надо вырыть котлован,
а потом наладить рельсы,
и пустить по рельсам кран.
И в хорошую погоду
подвести тепло и воду.
И только потом
начать и кончить новый дом.
 
А вот – поучительные диалоги Ребенок - Родитель:
- Я ж на длинной на дистанции помру -
не охну, -
Пробегу, быть может, только первый круг -
И сдохну!
Но сурово эдак тренер мне: мол, надо, Федя,-
Главно дело - чтобы воля, говорит, была
к победе.
(В.С.Высоцкий)
 
Пойду покаюсь батюшке.
- Ой, батюшка, грешна.
Уже и двадцать минуло,
А я не влюблена.
А он и скажет, батюшка,
- Да разве ж это грех?
Непросто выбрать милого
Из всех, из всех, из всех.
(сл. М. Танич, муз. С.Коржуков)
Когда, например, вопрос задается от Ребенка к Родителю, а ответ направлен от Взрослого к Взрослому, общение прерывается. Это - пересекающиеся транзакции, они прерывают коммуникацию (пресекают ее). Так, например, в песне “Я спросил у ясеня” описан диалог с окружающим миром, где лирический герой обращается по очереди к ясеню, тополю, осени, дождю, месяцу, облаку - по-видимому, желания действительно найти свою любимую у него не было, а то ведь просто взял да и позвонил ей. Наконец, он обращается к другу, как к еще одной проходной части этого мира:
- Друг ты мой единственный,
Где моя любимая,
Ты скажи, где скрылася,
Знаешь, где она?
И когда друг сообщает ему реальный факт, песня заканчивается:
- Была тебе любимая,
А стала мне жена...
(сл. В.Киршон, муз. М.Таривердиев)
На этом принципе основано также большинство анекдотов:
- Доченька, ты уже совсем взрослая, и мы с мамой думаем, что скоро будет пора поговорить с тобой о сексе.
- Да, папа, и что же ты хотел бы узнать?
 
Двойная транзакция – это одновременное обращение, например, Взрослого к Взрослому и Ребенка к Родителю:
 
-         Купи ж ты бублики, горячи бублики,
Купи ж ты бублики, прошу, скорей.
И в ночь ненастную меня, несчастную
Торговку частную, ты пожалей.
 
Это - непротиворечивая двусмысленность, все здесь явно - и желание товар сбыть, и чтобы приласкали.
А есть еще скрытые транзакции – противоречивые, запутанные двусмысленности, когда одно послание маскирует смысл другого:
- В терновнике колючем невидимы две птицы,
Они поют, скрываясь от любопытных глаз.
В терновнике колючем вовек гнезду не виться.
О, как же это, милый, напоминает нас.
...- Вся наша жизнь - терновник с колючими шипами,
Но надо жить, мой ангел, превозмогая боль...
 
На первый взгляд кажется, что это - Родительская поддержка и сочувствие в ответ на запрос Ребенка, ан нет, в то же самое время один Ребенок говорит другому: “Как я рад, что ты из-за меня так мучаешься...”
 
 
Общаясь с людьми или с собой, мы можем использовать различные эго-состояния и различные конфигурации транзакций. Их сочетания и определяют тот способ общения, который мы выбираем в той или иной ситуации. И наши песни позволяют нам проиллюстрировать эти способы живыми примерами:
Музыкант в лесу под деревом
Наигрывает вальс.
Он наигрывает вальс
То ласково, то страстно.
Что касается меня,
То я опять гляжу на вас…
А вы глядите на него…
А он глядит в пространство.
Музыкант играет вальс,
И он не видит ничего.
Он стоит, к стволу березовому
Прислонясь плечами.
И березовые ветки вместо пальцев у него,
А глаза его березовые
Строги и печальны.
(Б.Окуджава)
Здесь целая цепь таких уходов, невербальных запросов, остающихся без ответа. Она не слушает музыку, а глядит на музыканта, поглощенного своим творчеством и устремившего взор в пространство, а Он, лирический герой этой песни – глядит на Нее, а отклика нет…
Уходя в себя, мы либо мечтаем, либо разговариваем сами с собой:
 
Сама себе тихо скажу:
- Ах ты, бедная овечка,
Что же бьется так сердечко?
Видно это – любовь…
(Алена Свиридова)
 
Это когда двое Взрослых (или больше, но это бывает реже) хорошо знают, чего хотят и добиваются этого, выполняя слаженные и понятные действия:
С другом вдвоем деревья валим,
Ну, а потом похлебку варим…
(Валерий Золотухин)
 
Операции.
Они похожи на процедуры, но там участвуют не только Взрослые, там и Дети резвятся, и Родители иногда показываются, а цель – опять же достижение реального результата. Взрослый здесь – организатор и распорядитель взаимодействий. Вот операция на стадии договора о намерениях, и пока не ясно, состоится ли столь приятная встреча на самом деле:
Приходи ко мне, Глафира,
Ненароком, невзначай,
Приноси кусочек сыра,
А без сыра что за чай.
И колбаски два кусочка,
А я маслица найду,
В этой жизни в одиночку
Не прожить, имей в виду.
(Г.Васильев - дуэт “Иваси”)
А вот ситуация из той же романтически - гастрономической серии, однако здесь действо в самом разгаре, и то, что оно служит обоюдному удовлетворению участников, сомнений уже не вызывает.
 
Маша чай мне наливает,
А взор ее так много обещает.
У самовара я и моя Маша.
Вприкуску чай пить будем до утра.
(Петр Лещенко)
Это – знаки принятого в обществе взаимного признания, когда все участники выполняют конкретные, заранее подразумеваемые роли, характер которых мало зависит от того, кто их исполняет. Латиняне говорили: Omnis civitas corpus est - Всякое общество есть тело. (Соответствующие учреждения общественного назначения даже принято называть органами. Но это я так, к слову.) И мы, отдельные личности, объединяемся в общество и исполняем функции этого огромного тела именно с помощью ритуалов. Самый элементарный пример ритуала - приветствия и сопутствующие им комплименты:
 
Добрый день, как дела? Как Ваш сын?
Ваша дочь все цветет, цветет.
А, привет, сколько лет, сколько зим…
Это платье Вам очень идет.
(Андрей Миронов)
К ритуализированным относятся и более сложные действа – школьные уроки, экзамены, свадьбы, крестины и похороны, защиты диссертаций, всяческие конференции и заседания, семейные и дружеские застолья, сражения и парады… Везде свой чин, свой канон, свой порядок, церемониал и протокол. А юриспруденция, организационная и дипломатическая деятельность прямо-таки замешаны на ритуалах. Ведь они - орудия и способ существования Общества как целого.
 
Ритуалы – это вступление, увертюра к основному событию – получению знаний или признания, заключению договора, дружбе или вражде, любви и семейной жизни, встрече и расставанию, работе и отдыху, поражению или победе… Их организация и контроль вплоть до кульминационного момента – функция Родительская. Ритуал может быть очень простым, даже невербальным -
Мы расстались, мы расстались…
Не прощаясь, как всегда.
Мы друг другу улыбались,
Расставаясь навсегда…
(Л.Сенчина)
А может быть и более сложным – здесь все зависит от назначения и общественного ранга:
Сумерки. Природа. Флейты голос нервный.
Позднее катанье.
На передней лошади едет император
В голубом кафтане…
Вслед за императором едут генералы
Генералы свиты…
Славою увиты, шрамами покрыты,
Только не убиты…
Следом – дуэлянты, флигель – адъютанты,
Блещут эполеты…
Все они – красавцы, все они – таланты,
Все они – поэты…
(Б.Окуджава)
 
Или более камерный вариант (в этой песне про все – и для чего встреча, и как расписаны роли, и - взгляните, какие колоритные персонажи):
Приходи ко мне вечером, после семи.
Мы устроим пир.
Я приглашу Аптекаря и Судью, Бобра и Сову.
Мы сядем за стол и откроем окно,
Выходящее в синий сад.
Судья разольет по бокалам вино,
А Сова скажет тост.
 
А в камине будут стрелять дрова,
Будут плясать огни.
Если у нас за столом Аптекарь, Судья, Бобер и Сова…
Значит, все хорошо, и мы не одни.
 
Когда мы съедим черничный пирог,
И посуду помоет Бобер,
Аптекарь протрет не спеша пенсне
И достанет колоду карт.
Задремлет Сова у тебя на плече,
И трубку набьет Судья.
Мы сыграем в дурака на сто грамм лакрицы
И черничный компот.
 
А в камине будут стрелять дрова,
Будут плясать огни.
Если у нас за столом Аптекарь, Судья, Бобер и Сова…
Значит, все хорошо, и мы не одни.
 
Когда отыграет последняя полька,
И замолчит патефон,
Судья намекнет, что пора уходить,
И попросит шляпу и трость.
И мы выпьем “Столичной” на посошок в узких дверях
И выйдем в синюю мглу.
Королевский патруль в апельсиновых гетрах,
Улыбаясь, отдаст нам честь.
И мы молча дойдем до перекрестка,
Дыша ночной тишиной.
Судья тебе поцелует руку, и сядет на велосипед.
Аптекарь с Бобром уйдут, обнявшись,
И будут пить до утра.
Сова побредет пешком, она не летает,
Когда пьяна.
 
А в камине будут стрелять дрова,
Будут плясать огни.
Если у нас за столом Аптекарь, Судья, Бобер и Сова…
Значит, все хорошо, и мы не одни.
(М.Леонидов)
 
Когда свершается то, ради чего все собрались, Родительская часть заканчивается, VIP-фигуры благоволят горделиво удалиться либо делегировать организационные полономочия, и начинается Детская или Взрослая часть. А дальше – как пойдет, все зависит от ситуации… Многочисленные примеры того, что при этом происходит, можно найти в творческом наследии В.С.Высоцкого.
Вот как бывает, например, когда чей-нибудь Ребенок чересчур расхулиганится:
Тут вообще началось,
Не опишешь в словах…
И откуда взялось
Столько силы в руках?
Я, как раненый зверь,
Напоследок чудил.
Выбил окна и дверь
И балкон уронил.
Или, если в Детской части ритуала вдруг возникнет Взрослый, как, например, на этой свадьбе:
... Я ж - ни шкалика и ни полшкалика,
Все сидел, жевал горбушку черного
И смотрел на Ксенькина очкарика, -
Как он строил из себя ученого.
Может, я и сам из семинарии,
Может, шоферюга я по случаю...
Вижу, даже гости закемарили,
Даже Ксенька, вижу, туча тучею.
Ну, а он поет, как хор у Всенощной
Все про иксы, игреки да синусы...
 
Да, юный жених–программист в этой ситуации явно оплошал - преступил неписанные правила ритуала – заговорил о работе на собственной свадьбе. И вот оно, молчаливое неодобрение общества…
А как часто бывает в жизни, когда люди, игнорирующие или нарушающие плавный ход ритуала, часто навсегда изгоняются из той среды, которая идентифицирует себя, именно исполняя соответствующие ритуалы.
 
 
Развлечениями называются серии простых дополнительных транзакций, сгруппированных вокруг одной темы с целью структурирования определенного интервала времени (короче, обычный трёп). Начало и конец развлечений обозначаются ритуалами или процедурами.
- Привет, сегодня дождь и скверно,
А мы не виделись, наверно, сто лет…
Тебе в метро? Скажи на милость,
А ты совсем не изменилась, нет – нет…
....
- А может, черт возьми, нам снова...
Выходишь здесь? Ну, будь здорова...
Привет...
(“Секрет”)
 
При этом темы и места проведения времени могут быть самыми различными, например, политические разговоры в кутузке:
Я вам, ребяты, на мозги не капаю.
Но вот он, перегиб и парадокс…
Кого-то выбирают римским папою…
Кого-то - запирают в тесный бокс.
Там все места блатные расхватали, и
Прижидились, надеясь на авось.
Тем временем во всей честной Италии
На папу кандидата не нашлось…
(Высоцкий)
 
или политико-психологические - в купе поезда:
 
Вагонные споры – последнее дело,
И каши из них не сварить.
Но поезд идет, за окошком стемнело,
И тянет поговорить…
...Один утверждал: “На пути нашем чисто”,
Другой возражал: “Не до жиру”.
Один говорил, что мы – машинисты,
Другой говорил – пассажиры…
Первый кричал: “Нам свобода – награда,
Мы поезд куда надо ведем”,
Второй отвечал: “Обольщаться не надо –
Как сядем в него, так и сойдем”.
(Макаревич)
 
Знакомясь с людьми во время развлечений мы узнаем их поближе, выясняем их вкусы и взгляды, и это позволяет нам находить себе партнеров для игр и близости:
 
Разговоры, разговоры –
Слово к слову тянется…
Разговоры стихнут скоро,
А любовь – останется…
()
Некоторые из нас развлекаются, специально отводя время для того, чтобы получить удовольствие от общения с приятными людьми, научиться чему-нибудь ценному, возможно, выбрать кого-то для сближения и позволить другим выбрать себя. Другие же предпочитают предаваться развлечениям, чтобы отгородиться от давящей необходимости предпринимать что-то конкретное либо занять невесть откуда свалившееся на них свободное время, как писал Берн “...до того, как они лучше узнают друг друга; до того, как пройдет какой-то час, день; до того, как идти спать; до наступления каникул, отпуска; до того, как окажут помощь; до того, как придет смерть...”
А жизнь – одна, и так скучна…и так длинна…
И ты все ждешь, что ты когда-нибудь умрешь
(К.Никольский)
 
 
Чем дольше живем мы, тем годы короче,
Тем слаще друзей голоса,
Лишь только б не смолк под дугой колокольчик,
Глаза бы глядели в глаза.
Святая наука - расслышать друг друга
Сквозь ветер во все времена…
Две странницы вечных - любовь и разлука
Поделятся с нами сполна...
(сл. Б.Окуджава, муз. И.Шварц)
Как часто в юности я садилась за пианино, и мы пели в числе других эту песню. И смотрели друг на друга... И наши голоса перекликались - звучный баритон папы и нежное сопрано мамы, и мое контральто... И сейчас это бывает, только уже гораздо реже... А чувство, которое при этом возникает - все то же... И дай мне, Боже, чтобы еще не раз...
Близость не приносит нам ни богатства, ни власти, ни положения в обществе. Она дарит нам искренность, потаенный восторг взаимности, - либо кристальную ясность понимания. И это, может быть, самое стоящее в нашей жизни.
Песен об этом немного, но как хорошо, что они есть.
Вот что чувствует повзрослевший ребенок наедине со своей любящей мамой:
 
Поговори со мною, мама,
О чем-нибудь поговори…
До звездной полночи до самой…
Мне снова детство подари.
Минуты сказочные эти
Навек оставлю в сердце я.
Дороже всех наград на свете
Мне песня тихая твоя…
(Сл. В.Гин, муз. В.Мигуля)
А вот - об ожидании близости, о способности и готовности к ней открытой и чистой человеческой души… Какая трепетная нежность...
Ветреным вечером смолкнут крики птиц,
Звездный замечу я свет из-под ресниц.
Тихо навстречу мне
Выйдет доверчивый
Маленький принц…
Самое главное – сказку не спугнуть,
Миру бескрайнему окна распахнуть…
Мчится мой парусник
В сказочный путь…
(сл. Н.Добронравов, муз. М.Таривердиев)
 
Они нашли друг друга в мире. И им хорошо:
 
Когда простым и нежным взором
Ласкаешь ты меня, мой друг,
Необычайным цветным узором
Земля и небо вспыхивают вдруг.
 
Мы так близки, что слов не нужно,
Чтоб повторять друг другу вновь,
Что наша нежность и наша дружба
Сильнее страсти, больше, чем любовь.
 
Веселья час и боль разлуки
Хочу делить с тобой всегда.
Давай пожмем друг другу руки
И в дальний путь на долгие года.
()
А эта песня - о единении, что возникает между товарищами по общему делу, закаляется в борьбе и работе, делает выполнимыми самые сложные задачи и дает изведать пьянящий вкус общей Победы:
 
Трава на стадионах зеленеет,
А мудрость, словно осень, настает.
Друг к другу мы становимся нежнее,
Когда борьба все яростней идет.
 
Тебе судьбу мою вершить,
Тебе одной меня судить…
Команда молодости нашей,
Команда, без которой нам не жить.
(сл. А.Добронравов, муз. А.Пахмутова)
 
А вот – грустный пример – они расстаются. И близость, принесшая прозрение и понимание, может стать последним аккордом перед расставанием, когда уходит любовь:
 
Мы оба с тобою по-своему правы,
А если мы правы, то дело в судьбе.
Дорога налево, дорога направо...
Ты сам по себе, я - сама по себе...
()
 
Но если, расставаясь, чувствуешь, что все равно любишь и всегда будешь любить – то отпускаешь в надежде на будущую встречу, и эта надежда согревает сердце и придает силы. Чтобы дождаться… Чтобы не разминуться, когда придет пора…
 
Счастье – что оно? Та же птица…
Упустишь – и не поймаешь.
А в клетке ему томиться
Тоже ведь не годится.
Трудно с ним, понимаешь?
Я его не запру безжалостно,
Крыльев не искалечу.
Улетаешь? Лети, пожалуйста,
Знаешь, как отпразднуем встречу…
(сл. В. Тушнова, муз. М.Минков)
В нашем богатом арсенале есть и еще один способ взаимодействия - психологические игры. Это такая обширная тема, что требуется для этого отдельная большая глава. Ну, что ж, начнем...
 
(Трагифарс-эссе в нескольких действиях шиворот-навыворот)
 
Есть и еще один способ заполнить время. Часто - всю жизнь. Если когда-то было решено жить строго по сценарию, и выбрана соответствующая роль, то ничего не остается, кроме того, как... играть ее, превращая свою жизнь в цепь мизансцен.
Три кита
 
Как плоская истертая монета,
На трех китах покоилась планета.
И жгли ученых умников в кострах,
Тех, что твердили: "Дело не в китах".
Есть три кита ....
И больше ни черта.
Летит земля в пространстве утлой лодочкой
Но молим мы - ловцы и рыбаки
Сглотни наживку, попадись на удочку
О, чудо-юдо, чудо-рыба-кит.
Те три кита - основа мирозданья.
Запомните навеки их названья.
Один - азарт, политика - другой.
А третий кит, конечно же, любовь...
И по указке ветреной фортуны
Без устали мы мечем в них гарпуны.
Манят нас от усов и до хвоста
Три страсти, три порока, три кита...
Есть три кита ....
Большая суета...
 (Песня из к/ф “Трест, который лопнул”)
 
Занавес поднят, и перед нами - персонажи нашего спектакля. Роли, которые мы принимаем, чтобы играть в игры с собой и другими. Они как маски, только давным-давно приросшие к лицу. И снять их очень трудно, так как мы не догадываемся, что это маски. Мы давно привыкли поступать, думать и чувствовать себя только так, а не иначе. И не подозреваем даже, что возможно что-то другое. И думаем что это - наша сущность. И продолжаем играть... Вглядимся же внимательно в эти лики, вслушаемся в их твердо заученные монологи. 
Бука – это человек, который предпочитает сердиться, дуться и возмущаться. Унижать, принуждать и наказывать. Его униформа - Железная Маска, под которую не проникает ни один солнечный луч, ни одно нежное слово...
Руки моей железной
Боятся как огня.
И вовсе бесполезно
Скрываться от меня.
Как лев сражаюсь в драке.
Тружусь я как пчела.
А нюх- как у собаки.
А глаз - как у орла.
(Ю.Энтин)
Бука - страстный коллекционер. В его коллекции - Ужасные Грехи Человечества. Причем, если Бука - мужчина, то величайшее мировое зло - это женщины. Даже если он известный сердцеед...
Мне не нужно женщины – мне нужна лишь тема,
Чтобы в сердце вспыхнувшем зазвучал напев.
Я могу из падали создавать поэмы,
Я могу из горничных делать королев.”
 
Получается некое поточное производство. При этом личность женщины не имеет никакого значения, так как во взаимодействии с ней важны только собственные чувства. А узнать что за человек перед ним как-то недосуг. И в итоге:
 
И души вашей нищей убожество
Было так тяжело разгадать…
Вы уходите, Ваше ничтожество.
…Полукровка… ошибка опять.
(А.Вертинский)
 
И можно с чистой совестью продолжать проигрывать опять и опять одно и то же. Так и не разглядев под гримом неисчерпаемого сонмища горничных и королев ни одной человеческой души.
***
А если Бука - женщина, то ее девиз “Смерть мужикам!”, даже если она прекрасна как день и невероятно обаятельна...
...Просто Одинокая Волчица не любого может полюбить...
Словно неприступная царица, ни купить нельзя ее, ни приручить.
Кто хотел взаимности добиться, перебрали тысячи причин...
Просто Одинокая Волчица ищет своего среди мужчин.
(А.Добронравов)
А если найдет-таки, то следующим номером нашего представления будет вот такая песня группы “Король и Шут”. Она называется “Ведьма и осел”. Итак, слово представляется Одинокой Волчице:
 
В детстве цыганка мне одна предсказала будто я,
Если сильно полюблю, то любимого сгублю,
Что измены не прощу и жестоко отомщу:
Не специально, но со зла превращу его в осла.
 
Он очень милым парнем был. Но зачем он изменил?
И тогда все началось. Предсказание сбылось,
И внезапно над собой потеряла я контроль,
И несчастный стал стонать, серой шерстью обрастать.
 
И мой любимый навсегда жить остался у меня.
И за мною по пятам он ходил и тут и там.
Замечала я порой, как страдает милый мой,
И жалела я осла - на лугу его пасла.
 
Ведьма я, эх, ведьма я,
Такая вот нелегкая судьба моя,
Силой я наделена,
Но на беду любовь моя обречена.
(А.Князев)
 
Типичная «Буковская» картина личности: на переднем плане – мощный Карающий Родитель, озирающий с высоты птичьего полета сей недостойный мир. А в глубине души – зашуганный и сбитый с толку Ребенок.
 
 
Чересчур послушный Ребенок, который посвящает все свои силы и время попыткам хоть как-то умаслить абсолютно невменяемого Родителя. Родитель изредка чуть-чуть ослабляет прессинг из оскорблений и отвержения, но это только лишь затем, чтобы в самый неожиданный момент покрепче затянуть петлю. В результате Ребенок то беспомощно бунтует, то приносит все более и более крупные жертвы, и поведение человека становится все более неуклюжим и неуместным. Ведь условия, которые его Карающий Родитель счел бы для себя приемлемыми, на самом деле выполнить невозможно.
Коллекционирует Ужасные Трагедии и Поражения. Из всех возможных партнеров выбирает для себя наиболее выраженного Буку.
 
“Мартовский заяц” В.С.Высоцкого:
 
Миледи, зря вы обижаетесь на Зайца!
Он, правда шутит неумно и огрызается, -
Но он потом так сожалеет и терзается!..
Не обижайтесь же на Мартовского Зайца!
 
А как мастерски разработан этот образ у БГ:
 
Мается, мается - жизнь не получается.
Хоть с вином на люди, хоть один вдвоем.
Мается, мается, то грешит, то кается,
А все не признается, что все дело в нем.
 
Вроде бы и строишь, а все разлетается.
Вроде говоришь, да все не про то.
Ежели не выпьешь, то не получается.
А выпьешь - воешь волком ни за что ни про что.
 
Может голова моя не туда вставлена?
Может слишком много врал, и груза не снесть?
Я бы и дышал да грудь моя сдавлена.
Я бы вышел вон, но только там страшней чем здесь.
 
Мается, мается, тропка все сужается,
То ль с вином на люди, то ль один вдвоем,
Мается, мается, глянь, вот-вот сломается,
А все не признается, что все дело в нем.
Лопух женского рода - напротив, как раз во всех неудачах, особенно на любовном фронте, винит исключительно себя. Эта песня передает внутренний диалог героини, в котором ясно звучат голоса Сурового Родителя и Несчастного Ребенка:
Виновата ли я, виновата ли я,
Виновата ли я, что люблю?
Виновата ли я, что мой голос дрожал,
Когда пела я песню ему.
Виновата во всем, виновата кругом,
Еще хочешь себя оправдать!
Ах, зачем же, зачем в эту лунную ночь
Позволяла себя целовать!?
(русская народная песня)
 
Словом, тяжела жизнь Лопуха. И песни этому соответствуют:
“Я – Водяной, Я – Водяной.
Никто не водится со мной.
Одни пои подружки - пиявки да лягушки
(Ой, какая гадость!)
Эх, жизнь моя, жистянка –
Да ну ее в болото.
Живу я как поганка,
А мне летать охота.”
(песня из мультфильма «Летучий корабль»)
Азартный Игрок
 
В отличие от Лопуха, активно выпрашивающего тычки и подзатыльники, и Буки, смачно раздающего их направо и налево, и этим живущих, Азартный Игрок всегда прекрасно понимает, что делает. Облапошивая Лопуха и от души потешаясь над гневом взбудораженного Буки, он сохраняет абсолютно невинный вид и очаровательные манеры. Тумаки его не привлекают. Его стихия - сам процесс, и в положении “вне игры” он хиреет и чахнет. Он искренне убежден в том, что счастье - это лишь дерзкая красота и азарт поединка. И часто ему не дано даже испытать удовольствия от завоеванного с большим искусством выигрыша, который оказывается уже не интересен. Перед Игроком - следующая цель. Причем безразлично, что это - деньги, слава, любовные подвиги, главное - что-то такое, что считается ценным. Вперед! Это - игрок широкого профиля.
***
А я не плачу и не рыдаю.
На все вопросы я открыто отвечаю,
Что наша жизнь – игра,
И кто тому виной,
Что я увлекся этою игрой…
О, наслажденье - ходить по краю.
Замрите, ангелы, смотрите – я играю.
Моих грехов разбор оставьте до поры -
Вы оцените красоту игры…
И, согласитесь, какая прелесть
Мгновенно в яблочко попасть, почти не целясь.
Орлиный взор, напор, изящный поворот,
И прямо в руки – запретный плод.
И перед кем же мне извиняться?
Мне уступают - я не смею отказаться.
Ведь это мой талант и мой душевный жар
Мне заслужили скромный гонорар.
(сл. Ю.Ким, муз. Г.Гладков)
 
Есть и еще один тип игрока. У него гораздо более узкая специализация. И он кладет свою жизнь на алтарь единственного бога. И, что действительно страшно, далеко не только свою жизнь. И чем напряженнее страсть, чем мощнее амбиция, выше интеллект и ярче харизма, тем больше жизней...
 
Страстишки, страсти всевозможных рангов,
Различных мастей и масштабов разных
Владеют нашей бренною душой.
Но сумма всех их меньше той, одной.
Есть суперстрасть Есть суперстрасть. Есть суперсласть
Она зовятся - власть.
 (песня из к/ф «Трест, который лопнул»)
На грош – пятаков –
девиз блошиного рынка на Сухаревке
(Из книги В.А.Гиляровского
“Москва и москвичи”)
 
Игры определяются в теории транзактного анализа как постоянно повторяемые попытки людей испытать желаемые чувства с помощью лжи. Игры нужны для того, чтобы провести время в длительном и тесном контакте друг с другом (или наедине с собой), избежав при этом близости. Да, близость – рискованная вещь, ведь Дитя боится навлечь на себя Родительский гнев, Родитель не желает стать посмешищем в респектабельном обществе, а Взрослый сознательно избегает неоправданных потерь от возможного вероломства…
Давайте послушаем Вертинского:
 
Как хорошо без женщин и без фраз,
Без горьких слез и сладких поцелуев,
Без этих, милых слишком честных глаз,
Которые вам лгут и вас еще ревнуют…
 
Как хорошо без театральных сцен,
Без долгих благородных объяснений,
Без этих истерических измен,
Без этих запоздалых сожалений.
 
… И как смешна нелепая игра,
Где проигрыш велик,
А выигрыш – так ничтожен,
Когда партнеры ваши – шулера,
А выход из игры уж невозможен.
 
Как хорошо с приятелем вдвоем
Сидеть и пить простой шотландский виски,
И, улыбаясь, вспоминать о том,
Что с этой дамой вы когда-то были близки.
 
А чтобы проигрыш немного отыграть,
С ее подругою затеять флирт невинный,
Чтоб как-нибудь чуть-чуть подстраховать
Простое самолюбие мужчины.
 
Игровое поведение человека – это подделка. Оно направлено не на выживание и процветание, (они остаются за скобками, человек даже не осознает, что у него есть или могут быть такие цели) а на оправдание своей позиции, на реализацию идеи, лежащей в основе жизненного сценария. Ведь надо же доказать самому себе, что решение, принятое когда-то на том фатальном перекрестке, было правильным. А чтобы доказать, необходимо все время получать подтверждения этому в своем поведении и реакциях партнеров. Для этого нужно провести огромную работу: отобрать исполнителей на главные роли, ежедневно и ежечасно принуждать их играть убедительно, и еще – организовать массовку и декорации. Тут задействуется громадный арсенал – мольба и уговоры, соблазнение и подкуп, угрозы и обвинения, - все вплоть до физического насилия. Отсюда разнообразие человеческих игр. И колоссальное количество песен, где поется о них... И очень жаль, что, уйдя с головой в игру и вычеркнув из меню все, что к ней не относится, люди лишают себя способности видеть мир и людей вокруг себя не такими, как того требует сценарий, а - во всей живой полноте и яркости:
Со мною вот что происходит:
Ко мне мой старый друг не ходит,
А ходят в праздной суете
Разнообразные “не те”...
И он не с теми ходит где-то
И тоже понимает это.
И наш раздор необъясним.
Мы оба мучаемся с ним.
 
Со мною вот что происходит:
Совсем не та ко мне приходит,
Мне руки на плечи кладет,
И у другой меня крадет.
А той, скажите, бога ради,
Кому на плечи руки класть?
Та, у которой я украден,
В отместку тоже станет красть.
Не сразу этим же ответит,
А будет жить, с собой в борьбе,
И неосознанно наметит
Кого-то дальнего себе.
 
О, сколько нервных и недужных связей,
Дружб ненужных.
Во мне уже осатаненность...
О, кто-нибудь, приди, нарушь
Чужих людей соединенность
И разобщенность близких душ.
(сл. Е.Евтушенко, муз. М.Таривердиев)
 
В этой песне показаны и слова, которые герой привык говорить, и его глубинное убеждение в собственной несостоятельности и глобальной разобщенности мира, и обстоятельства, которые он использует, и то чувство, которое он в себе таким образом поддерживает. Эти чувства – его выигрыш, они – его воздух и почва, а это убеждение – самая основа его мировоззрения. Он просто не умеет жить по-другому и не представляет себе даже, что это возможно. И если кто-то на самом деле придет и “нарушит…” – помирит его с другом и вернет любимую – то герой этой песни просто не будет знать, что ему дальше делать. И так – в большинстве игр, когда человек, не подозревающий, что можно испытывать приятные чувства, всецело поглощен поиском оправданий для подавленности, тревоги, тоски или гнева и ненависти – он к этому привык и на стимулы, которые пробудили бы другие чувства, отвечать не может и не хочет:
 
И меркнет свет, и глохнут звуки,
И новой муки ищут руки,
И, если боль твоя стихает,
то завтра будет новая беда...
(К.Никольский)
 
В итоге жизненная ситуация игрока стабильна, все ему в ней знакомо, не нужно меняться, напрягаться, за что-то отвечать – просто живи по течению или за счет другого – и все тут. Помните того «осла», у которого любимая женщина оказалась ведьмой?
 
Я живу за женой, как за каменной стеной.
У меня паек приличный и бушлатик шерстяной.
Три шага вдоль стены мне всегда разрешены,
А еще четвертый шаг в сопровождении жены.
 (сл., муз. Владимир Васильев - Воха)
 
Играя, мы провоцируем партнеров отвечать нам так, чтобы мы были “вправе” снова и снова испытывать свои излюбленные, знакомые с детства эмоции и ощущения. При этом мы тщательно отбираем именно тех людей, которые способны на такие реакции, которые нам для этого необходимы (а наши реакции – необходимы им для их игры):
 
Я спросил тебя: “Зачем идете в гору вы –
А ты к вершине шла, а ты рвалася в бой, -
Ведь Эльбрус и с самолета видно здорово.”
Засмеялась ты и взяла с собой.
 
Ох, какая же ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя.
Первый раз, меня из трещины вытаскивая,
Улыбалась ты, скалолазка моя.
 
А потом, за эти проклятые трещины,
Когда ужин твой я нахваливал,
Получил я две короткие затрещины,
Но не обиделся, а приговаривал:
 
“Ох, какая же ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя…”
Каждый раз, меня по трещинам выискивая,
Ты бранила меня, альпинистка моя.
 
А потом, на каждом нашем восхождении -
Ну почему ты ко мне недоверчивая!? -
Страховала ты меня аж с наслаждением,
Альпинистка моя гуттаперчевая!
 
За тобой тянулся из последней силы я -
До тебя уже мне рукой подать, -
Вот долезу и скажу: “Довольно, милая!”
Тут сорвался вниз, но успел сказать:
 
“Ох, какая же ты близкая и ласковая,
Альпинистка моя, скалолазка моя…”
 Мы теперь с тобой одной веревкой связаны.
Стали оба мы скалолазами.
(В.С.Высоцкий)
 
Эти связи по мере разворачивания действия становятся все прочнее, все решительнее поступки игроков и многозначительнее их молчание, все острее и пронзительнее чувства, ради которых затевалась игра. И не дай бог выйти из роли, не дай бог отреагировать не по сценарию, а по ситуации. И, чтобы этого не случилось, нужно все время таиться или лгать – и партнеру, и себе:
 
Я обиды рассовала по карманам,
И царапины, как кошка, зализала.
Я учились этим маленьким обманам,
Ничего тебе про это не сказала.
В сумку сунула еще две-три тревоги,
И за пазуху упрятала упреки,
Завязала в узелок свою досаду,
Ничего такого мне теперь не надо:
Мне нельзя заплакать, если захочу я,
И молчать нельзя мне, если замолчу я.
Ну, а главное – глубокие карманы,
Чтобы в них скрывать свои обманы.
Нетерпению купила я уздечку,
Ожиданию достала птичью клетку,
В уголке сложила маленькую печку,
Чтоб кидать туда стихи свои, как ветки.
И еще купила швейную машину.
И дешевые обрезки матерьяла.
И себе карманы новые пришила –
Мне уже карманов старых не хватало…
(В.Долина)
 
Если представить себе возможного партнера этой лирической героини, то что бы он сказал об их отношениях? Наверное, что-то вроде:
И что бы она ни сказала, и что бы я ни ответил ей -
Времени осталось мало, время говорить скорей.
И что бы потом ни случилось, все как будто предрешено -
Как повороты сценария в глупом несмешном кино.
И что бы она ни скрывала, и какой бы я ни был гад,
Ей хочется остаться рядом, и я, кажется, этому рад.
Мне слова ничего не откроют, - все сказано уже давно.
Ведь это - реплики главных героев в глупом несмешном кино.
...И где-то там затерялось неотправленное письмо
Поддельной страничкой сценария в глупом несмешном кино.
()
 
И вот так, без конца обмениваясь своими “чудесными дарами” и испытывая псевдочувства, они делают все от них зависящее для того чтобы поддержать и оправдать грустные убеждения друг друга и заполнить время, отпущенное им для жизни:
 
Счастье - нелегкое бремя, неблагодарная роль.
Ты подарила мне время, - я причинил тебе боль.
Боль - это та же измена. Душу свою не неволь.
Ты подарила мне время - я причинил тебе боль.
(сл., муз. С.Трофимов)
 
А если посредине игры один из партнеров вдруг берет тайм-аут или, привлеченный более искренними и плодотворными отношениями, совсем уходит из “большого спорта” - то оставшийся недоумевает и теряется, не зная, что же делать дальше:
Ай, ё... сбежало молоко,
Только мне сбежать нелегко.
Ай, ё... неплохо одному,
Но как дальше жить - не пойму.
Ай, ё... подушку теребя,
Не могу уснуть без тебя.
Ай, ё... свобода - не беда,
Ну куда мне с ней?
Некуда...
(А.Барыкин)
 
Действие 2. Как мы это делаем
 
Квалифицированные игроки для разнообразия периодически меняются ролями. То обвиняя и наказывая партнера, то подлизываясь и каясь. То совершая героические подвиги ради поддержания отношений, то проклиная все и вся и плачась в жилетку кому-то третьему. При этом они по очереди задействуют все три своих эго-состояния. Это здорово описано в песенке Трофима про соседку. Технология процесса такова:
Ребенок хочет испытывать свои любимые ощущения, он выбирает игру, находит для этого соответствующего партнера и провоцирует его, виртуозно избегая близости. Вот как герой песни обращается к супруге:
Ты сетуешь на взбалмошную жизнь,
Твердишь, что обхожу тебя вниманием.
За это мой несчастный организм
Терзаешь, извиняюсь, воздержанием.
 
Переходя во Взрослое состояние, он успешно оправдывается, “откидывая мячик на сторону противника”:
 
Эх, была бы ты другой, родная,
Хоть немножечко другой,
Не сидел бы я за чашкой чая
У соседки молодой.
 
В Родительском - он оценивает ситуацию как вполне подходящую, и, под столь надежной защитой, уже снова в Детском состоянии - с удовольствием принимает соседкины ухаживания:
А мне соседка наливает чай
И угощает выпечкой домашнею
И говорит мне как бы невзначай,
Что наши встречи - вовсе не пустячные,
Что у меня невыспавшийся вид,
Что если б вот она была б супругою...
Короче, все как надо говорит,
А я сижу себе и молча думаю.
 
Так участники этого треугольника и кружатся без конца, и эта траектория становится для них привычной и единственно возможной.
 
Манит, манит, манит карусель
В путешествие по замкнутому кругу,
Дарит, дарит, дарит карусель
То надежду, то досадную разлуку.
Манит, манит, манит карусель,
Карусель любви – неверная подруга,
Манит, манит, манит карусель,
И на ней никак нельзя догнать друг друга.
(сл. Р. Лисиц, муз. И.Азаров)
 
Способы, которыми вызывается нужное поведение партнера, могут быть самыми различными:
- просьбы, мольба, и даже желание быть обманутым:
Ты успокой меня, скажи, что это шутка,
Что ты по-прежнему, по-старому моя.
Не покидай меня, мне бесконечно жутко,
Так одиноко и так страшно без тебя.
Но ты уйдешь холодной и далекой,
Укутав сердце в шелк и шиншиля,
Не покидай меня, не будь такой жестокой,
Пусть мне покажется, что ты еще моя.
(А.Вертинский)
 
 – упреки, вымогательство:
- Алевтина, не впадай в амбицию,
Я ж со всей душой, а ты - в милицию.
Я ж через тебя в такой кондиции,
Что же ты с порога в оппозицию!
(Трофим)
 
- шантаж, угрозы,
- Но лучше выпью зелье с отравою, -
Я над собою что-нибудь сделаю -
Но свою неправую правую
Я не сменю на правую левую!
(В.С. Высоцкий)
 
- Научи меня всему, что умеешь ты.
Я хочу это знать и уметь.
Сделай так, чтоб сбылись все мои мечты.
Мне нельзя больше ждать. Я могу умереть.
(В.Цой)
 
- Разбежавшись, прыгну со скалы,
Вот я был, и вот меня не стало.
И тогда себя возненавидишь ты,
Лишь осознав, кого ты потеряла.
(А.Князев)
- специально рассчитанное, демонстративное поведение:
И можно быть надменной, как сталь,
И можно говорить, что все не так, как должно быть...
И можно делать вид, что ты играешь в кино
О людях, живущих под высоким давленьем...
(Б.Гребенщиков)
- приглашение окружающим посмеяться над собой, убогим (“висельная насмешка” по Берну):
Пошел на прогулку я с собственным папой,
И мне отдавили переднюю лапу.
А мама смеялась, об этом узнав.
Ой, как смешно,
Ха-ха-ха...
(?)
 
Смешно... Не правда ли, смешно?
А он шутил - недошутил...
Осталось недорешено
Все то, что он недорешил...
Смешно, не правда ли?
Ну вот. И вам смешно, и даже мне.
Конь на скаку, и птица влет.
По чьей вине?
(В.Высоцкий)
 
- провокация:
Не гляди на меня, ох, не надо,
Не надо,
И коленки мои не тревожь.
Ты мне прямо скажи, чё те надо, чё надо,
Может дам, может дам
Чё ты хошь.
(Группа “Балаган лимитед”)
- Использование подставных фигур:
А я нашел другую,
Хоть не люблю, но целую,
И когда я ее обнимаю,
Все равно о тебе вспоминаю.
(А. Бондаренко, группа “Нэнси”)
 
- А бывает так, что, в надежде обратить, наконец, на себя внимание, кто-то идет на крайнюю меру:
На веревке бельевой в ванной комнате
Ты повесилась сегодня на заре.
Долго бился одиночества колокол
В этой темной однокомнатной норе.
Вот сидим мы за столом после кладбища,
Семь здоровых охмелевших мужиков…
О тебе мы вспомним в жизни не раз еще,
И, поверь, нам это будет нелегко…
Пусть тому, что здесь случилось, не мы виной,
А лишь тот, кто был с тобой в последний раз…
Но, боюсь, что в той веревке намыленной
Есть по ниточке от каждого из нас.
(В.Асмолов)
 
Вот какое разнообразие способов получить выигрыш. В каждой игре он свой. Но каждый раз поражает несоразмерность этого выигрыша той колоссальной цене, что платится за него. Эта цена – наше время, которое может быть посвящено творчеству, любви, счастью.
Мы - герои и зрители, мы - режиссеры, статисты, работники сцены, осветители. И художники. И мастера реквизита и грима. Герои должны выглядеть так, как положено по роли. Мизансцены убедительны только в том случае, если разыгрываются в достойных декорациях. Их стиль, цвет, фасон и композиция всегда целиком соответствуют содержанию спектакля. И чем напряженнее действие, чем полнее мы в него вовлечены, тем больше мы сосредоточиваемся на центральных персонажах, а “лишние” образы окружающего мира - купируем, стираем, вычеркиваем из сознания... Ведь в них может быть что-то, что не даст нам испытывать нужные чувства...
Это просто рубеж, я к нему готов,
Я отрекаюсь от всех своих прошлых снов,
Я забываю обо всем, я гашу свет.
И нет мира кроме тех, к кому я привык,
И с кем не надо нагружать язык,
А просто жить рядом и чувствовать, что жив.
(“Ночные снайперы”)
 
Это выглядит так, как будто мы берем в руки интересующие нас образы и надуваем их, как шарики, до тех пор, пока они не закроют нам все остальное, все то, что мы не хотим видеть. Чаще всего это образы тех людей, которых мы избираем для себя в качестве объектов для безусловного обожания или лютой ненависти.
Мы раздуваем их, призывая на помощь всю нашу безудержную фантазию и без счета тратя на это свою жизненную силу:
 
Выдумал тебя… Ну как я мог тебя не выдумать?
Весь мир тобою заслоня.
Выдумал тебя, чтоб самому себе завидовать,
Почти не верить и завидовать,
Что ты такая у меня...
(Е.Мартынов)
 
Я его слепила из того, что было,
А потом что было, то и полюбила.
Узелок завяжется - узелок развяжется,
А любовь она и есть -
Только то, что кажется
(сл. М. Танич, муз. М.Коржуков)
Только Он… Только Она… И эмоции – резко в плюс или столь же резко в минус. Остальные образы стерты. Потом наступает момент, когда этого уже недостаточно. И тогда мы, под бравурную музыку, сидим и думаем: а что бы нам исключить уже не из сознания, а из собственной судьбы? Или, что проще - в нее не пропустить?
Оркестр гремит басами,
Трубач выдувает медь.
Думайте сами,
решайте сами,
Иметь или не иметь.
 
Если у вас нету тети,
Ее не отравит сосед,
И жена не уйдет к другому,
Если у вас друга нет.
 (сл. А.Аронов, муз. М.Таривердиев)
А мир не понимает наших экспериментов и становится для нас все менее и менее реальным, теряет свои краски, утрачивая объем и превращаясь в плоскую картинку, напечатанную на черно-белом принтере с плохим разрешением. Или - шедевр полубезумного абстракциониста.
То ли сон, то ли явь -
Ни в чем уверенности нет.
Ты и я. Ты и я.
И наши тени на стене...
Лунный свет за окном…
Немая тайна бытия.
И ты со мной, ты со мной.
А может, только тень твоя?
(В.Асмолов)
И, в конце концов, когда с картинки одна за другой исчезают уже все градации серого, мы начинаем терзаться вопросом, а правильно ли мы различаем последние два цвета, оставшиеся от всего многокрасочного мира? И все ли в порядке со зрением у нас и у нашей судьбы? И гадаем, вместо того, чтобы просто сходить на консультацию к соответствующему специалисту. А потом, используя колоссальную пластичность наших сенсорных систем, просто адаптируемся и перестаем вообще что-либо замечать и понимать. И опять эти вездесущие тени...
…Счастье - такая трудная штука:
То дальнозорко, то близоруко.
Часто простое кажется вздорным,
Черное - белым, белое - черным.
… Мы выбираем, нас выбирают.
Как это часто не совпадает.
Я за тобою следую тенью,
Я привыкаю к несовпаденью.
(Сл. М.Танича, муз. Колмановского).
 
И координаты смещаются, и ориентиры смазываются, и немудрено потерять партнера в этой кутерьме, даже окончательно на нем зациклившись. И еще один признак: в таком мире - очень холодно.
Звенит январская вьюга, и ливни хлещут упруго,
И звезды мчатся по кругу, и шумят города...
Не видят люди друг друга, проходят мимо друг друга...
Теряют люди друг друга, а потом не найдут
Никогда- никогда,
А потом не найдут никогда...
(сл. Л.Дербенев, муз. А.Зацепин,)
 
И даже себя найти становится все труднее и труднее. Некоторые так и пропадают.
Вот моя жизнь -
Под снегом все дороги.
Правды и лжи - не различить.
Вот я стою над картою в тревоге -
Вот на краю тропинка вдаль бежит.
Только нет на карте этой
Точного ответа, где теперь мой дом.
Где ты - не найти ответа,
Мир на карте этой
Весь покрылся льдом.
Я сама себя нашла с трудом.
(Т.Буланова)
 
И, в попытке хоть как-то выжить к этой бесконечной зимней круговерти, хоть за что-то привычное зацепиться - воображение рождает единственно возможный образ - вокзал. Правда, бутафорский - без рельс и платформ, с хаотичным движением поездов в произвольных направлениях.
 
Я так молила: “Позови!” - но ты молчал,
Я так молила: “Удержи!” - не удержал.
Я твой транзитный пассажир,
Меня, увы, никто не ждал,
Ты был транзитный мой вокзал.
(И.Аллегрова)
 
Рано или поздно карта утрачивает уже и площадь - и сворачивается в линию. Мир исчезает. Остается только Дорога.
И все былое набело откроется потом.
Мой рок-н-ролл – это не цель, и даже не средство.
Не новое – а заново.
Один - и об одном.
Дорога – мой дом, и для любви это не место.
(Чичерина и « Би-2»)
А откуда она выходит эта дорога и куда ведет? Оказывается, на этот вопрос мы уже не можем ответить... Мы утратили цели, ориентиры, память об истоках. И что нам остается? Лишь эта черта - тонкая грань между разумом и безумием. И те чувства, которые мы испытываем, балансируя на этой грани.
 
Дорога без конца,
дорога без начала и конца.
Свисти как птица и не жди награды.
Нет на свете тишины,
только плач твоей струны,
Только вечность дарит звуки
да в груди огонь жестокий,
твой единственный огонь
Дорога без конца.
 Она когда-то выбрала тебя.
Твои шаги, твою печаль и песню.
Только вот идти по ней
 С каждым шагом все трудней,
С каждым словом все смертельней,
С каждой песней все больней!
(сл. Т.Калинина)
Иногда мы понимаем, что с нами что-то не так, что мы, оказывается, все время движемся по кругу, переживая одно и то же, думая об одном и том же…
 
Мы думали, что мчимся на коне,
А сами просто бегали по кругу…
(А.Макаревич)
 
И тогда мы можем догадаться, что
 
…все могло бы быть совсем не так,
И, если только сам себе не враг,
И не нужно никому чужих саней,
Это был бы сон, волшебный сон,
Каждый был бы просто чемпион,
Если б мог бы выбирать себе коней…
(А.Макаревич)
 
И можем, наконец, понять, что, отказав себе в праве выбора, лишили себя возможности стать чемпионами, а потом, - подобрав, наконец, коня по себе, - вырваться за пределы круга и начать жить по-настоящему.
Если же этого не происходит, то круг становится все уже и уже, и приходит момент, когда силы оставляют нас, чувства обостряются до предела, а душа…
Ну, а теперь хоть саван ей готовь,
Смеюсь сквозь слезы я и плачу без причины.
Ей вечным холодом и льдом сковало кровь
От страха жить и от предчувствия кончины.
(В.С.Высоцкий)
Вдоль обрыва, по-над пропастью,
По самому по краю.
Я коней своих нагайкою стегаю, погоняю.
Что-то воздуху мне мало,
Ветер пью, туман глотаю.
Чую с гибельным восторгом: пропадаю. Пропадаю!!!
Чуть помедленнее, кони,
Чуть помедленнее,
Вы тугую не слушайте плеть.
Но что-то кони мне попались привередливые,
Мне дожить не успеть, мне допеть не успеть.
Я коней напою, я куплет допою,
Хоть немного еще постою на краю…
 
Сгину я. Меня пушинкой ураган сметет с ладони…
И в санях меня галопом повлекут по снегу утром.
Вы на шаг неторопливый перейдите, мои кони,
Хоть немного, но продлите путь к последнему приюту…
(В.С.Высоцкий)
 
В масках и гриме, в декорациях, тщательно изготовленных нами из живого и разнообразного мира, разыгрываем мы спектакль своей судьбы. И, увлекшись, порой думаем, что играем в чьей-то чужой пьесе, а не своей собственной. А между тем действие, строго следуя законам жанра, неуклонно приближается к развязке. И когда мы вдруг чувствуем ее приближение, то пытаемся избежать, и обращаемся к тем, кого считаем авторами сценария:
На меня наставлен сумрак ночи
Тысячью биноклей на оси.
Если только можно, авва отче,
Чашу эту мимо пронеси.
 
Я люблю твой замысел упрямый
И играть согласен эту роль.
Но сейчас идет другая драма,
И на этот раз меня уволь.
 (Б.Л.Пастернак. Из стихотворения “Гамлет”)
 
Но если мы не считаем себя авторами этой пьесы, а лишь только бесправными актерами, то и отвечать за свои поступки мы не считаем нужным. И наши действия в условиях уцененной реальности начинают казаться ничего не значащими, не настоящими. Шуткой.
Это увлекательный был аттракцион.
Так еще никто не шутил - только я и он.
Он меня шутя посадил в пустой вагон.
Я шутя уехала в поезде ночью.
(сл. Р.Лисиц)
Только как бы ни была длинна цепь этих полуреальных “как бы” действий, рано или поздно врывается в нашу жизнь какая-то сила, стертая нами из сознания, но не из реальности, не учтенная, не замеченная в пылу игры. На нее мы со всей дури и налетаем. И это - уже не шутка.
Голубая стрела без сигнальных огней
Разбивает стекло, исчезает в окне.
Твой игрушечный поезд летит под откос.
 Только это уже почему-то всерьез.
 
Вот так приходит развязка. Финал или кульминация сценария. И самый трагический исход - тот, когда входной билет на спектакль оплачивается самой дорогой валютой - нашей кровью, а иногда - жизнью.
Оловянный солдатик на фланге стола,
Ты почти окружен, плохи ваши дела.
Перевяжет сестра рассеченную бровь,
Только это уже настоящая кровь.
На пылающий лоб ляжет мамин платок,
А в руках у нее апельсиновый сок.
Можно в синее небо с мольбою смотреть,
Только это уже настоящая смерть.
(сл., муз. З. Ященко, «Белая гвардия»)
 
И особенно больно видеть, когда это происходит с теми, кто молод и талантлив, кто уходит на взлете:
…Он начал робко с ноты до,
Но не допел ее, не до…
Не дозвучал его аккорд,
И никого не вдохновил,
Собака лаяла, а кот –
Мышей ловил…
(В.С.Высоцкий)
 
А бывает, что реализация собственного сценария оплачивается не своей, а чужой жизнью.
Я тебя убью за то, что я люблю тебя.
Я тебя убью, как только поменяю коня.
(«Агата Кристи»)
 
Взять жизнь... Отдать жизнь... Это происходит так просто... И даже те сценарии, которые не приводят к столь кровавым развязкам, требуют за свою реализацию все ту же цену. Только убивают не сразу, а постепенно, шаг за шагом вымораживают жизнь. Каково, например, когда чей-то Ребенок может заслужить внимание собственного Родителя и разрешение получить удовольствие только тогда, когда мучает кого-нибудь и мешает нормально жить!?
Или тогда, когда жизнь одного человека просто впаривается другому как довесок к услугам по уборке квартиры или к «здоровому» сексу. Полностью. Без остатка. И партнер становится Всем. А ты - ничем.
Сойти с ума от разлуки на час.
Сойти с ума, вспоминая о нас.
(сл. И. Нельсон, В. Сотова, муз. В. Тюрин)
По-моему, пароксизм безумия – не самый лучший способ скоротать время в ожидании желанной встречи. И разум - это слишком высокая цена за какое бы то ни было воспоминание.
Тем не менее, безумие – еще один вид сценарных развязок – кульминаций – исходов, описанных Берном и, к большому сожалению, встречающийся в жизни.
А напоследок я скажу:
«Прощай, любить не обязуйся…»
С ума схожу,
Иль восхожу
К высокой степени безумства.
(сл. Б. Ахмадулина, муз. А. Петров)
 
Послушаем еще песню “Белой гвардии”. Томный трогательный голос, изысканно-пронзительные слова…
Когда ты вернешься, все будет иначе,
И нам бы узнать друг друга,
Когда ты вернешься, а я не жена,
И даже не подруга.
Когда ты вернешься ко мне, так безумно тебя любившей в прошлом,
Когда ты вернешься, увидишь, что жребий давно и не нами брошен.
Безумная любовь, любовь без ума… Даже то, что позволяет человеку получать впечатления и накапливать образы, строить из них Дом своей души, творчески преобразовывать реальность, - отдается в обмен на иллюзорное чувство комфорта, возникающее при общении с другим человеком. На жизнь по указке. На поводке. И снова иллюзия того, что жребий брошен «не нами»… Ведь так проще.
Когда ты вернешься,
 вернешься в наш город обетованный,
Когда ты вернешься,
такой невозможный и такой желанный.
(сл., муз. З. Ященко)
 
Именно поэтому он такой желанный, что с ним связано жизненно необходимое ощущение покоя, надежности и тепла, и такой невозможный, что не угадать, в какой фазе собственной игры он в данный момент находится, и, когда не знаешь, на что нарвешься, это как-то напрягает. И уж совсем высший пилотаж – ждать от человека того, на что он заведомо не способен. Здесь возбуждения и исступления может хватить на всю жизнь. Причем не на одну.
Наверное, чтобы получить возможность и желание полноценных отношений и умение выбрать для этого людей, действительно на это способных, нужно стать глубоко внутренне независимым человеком, в противном случае -
Кто зажег в тебе свет – обернется твоей тенью
И в ночной тишине вырвет сердце из груди.
(Б.Гребенщиков)
 
Потому что
Можно быть рядом, но не ближе, чем кожа...
Но есть что-то лучше...
И это - так просто...
(Б.Гребенщиков)
- верно сказано, ведь очень важно воспринимать человека таким, как он есть, видеть, слышать и чувствовать. А то бывает порой – навешаешь на кого-то груды своих годами выношенных ожиданий и в таком виде загрузишь человека в пучины собственной необъятной психики, а потом страшно удивляешься, наткнувшись на то, что в реальности он - абсолютно другой. А чтобы понимать и принимать другого – как здорово прежде всего чувствовать и понимать себя.
Ведь это действительно так просто - узнать, где располагается и как работает твой выключатель, и самостоятельно зажигать свет тогда, когда есть что осветить.
 
Занавес. Аплодисменты. Цветы или тухлые помидоры. А потом - экскурсия за кулисы. И сейчас мы сможем увидеть то, что нельзя осознать, всецело погрузившись в игру на сцене этого театра. То, что лежит в основе сценариев для наших безрадостных пьес. То, с чего они начинаются.
Глубинная боль, затаенная обида, неизжитый страх, намертво впечатавшиеся в образы реальности, которые мы несем в себе с детства... В образы таких вещей и ситуаций, которые взрослый человек сочтет абсолютно невинными, но почему-то станет избегать. Вычеркивая из своей жизни при этом все то хорошее, приятное и полезное, что эти вещи и ситуации могут дать. И, чтобы за это на самого себя не досадовать, найдет себе партнера, который положит жизнь на то, чтобы его к ним не подпускать.
И тогда, например, можно смело удирать из постылого дома на работу, пропадая там сутками. И совсем не потому, что домашний очаг почему-то не манит, а пугает, а потому, что эта нежная и такая хрупкая супруга абсолютно не приспособлена к жизни и ее надо обеспечивать, а потом потому, что эта самая жена всегда пилит за отсутствие внимания к ней и детям, да еще и на шее при этом повиснуть пытается... И еще обвиняет в том, что не сделала карьеру, а посвятила всю себя ему, а он, неблагодарный... А сама при этом улизнет из дому в выходной, активно займется хозяйством вечером – сделает все, чтобы как можно меньше общаться с дорогим супругом и как можно больше – о нем с подругами… А самое счастье – это когда он в командировке… Слепоглухонемой капитан дальнего плавания…
Так почему кого-то не манит домашний очаг? Почему внимание, нежность и тепло у кого-то вызывают подозрения, недоверие и желание ударить побольнее? Почему важная и долгожданная встреча кажется кому-то настолько пугающей, что хочется убежать? Почему трудно бывает заставить себя совершить элементарные действия? Почему среди благополучия вдруг приходит отчаяние?
Любая нежность душу не разбередит,
И не внушит никто, и не разубедит.
И так же чужды всякой всячины мозги,
И ни предчувствия не жмут, ни сапоги.
Устал бороться с притяжением земли -
Лежу, - так больше расстоянье до петли.
И сердце дергается, словно не во мне, -
Пора туда, где только ни и только не...
(В.С.Высоцкий)
А где же это место? Там, далеко, в прошлом, которое всегда с нами, в дремучих дебрях бесконечных игр с собой и целым светом, остался тот самый набитый болью образ - неуютный и неудобный для жизни Дом души. Ведь когда-то в детстве мы сочли свой родной дом ненадежным и не созданным для радости. И с этой же меркой подошли к целому миру.
А все-таки, что это за “не” и “ни”, которые изуродовали Дом, сделали его неподходящим для нас? О, к ним стоит приглядеться и прислушаться. Но осторожно, это может разбудить боль. Ведь когда мы туда войдем, то непременно натолкнемся в темноте на что-то холодное, жесткое, скользкое, кусачее и грохочущее, которое вдруг обернется громадным сгустком темноты, нависнет над головой, и проскрипит слова, которые снова наполнят душу страданием. И… преуспевающая, умная и обаятельная женщина как-то вдруг вся съеживается в своем элегантном костюме… и перед нами - встрепанная испуганная девочка, которая прячет в ладошки искаженное покрасневшее личико, и все ее тело сотрясается от рыданий... И куда-то вдруг исчезает зрелый мужчина, отец большой семьи, классный специалист и авторитетный руководитель. А на том месте, где он только что был, появляется онемевший от обиды и гнева мальчик в коротких штанишках, натужно сжимает кулаки, и ногти до крови впиваются в ладони, а колючая тяжесть немилосердно сжимает горло и разрывает грудь... и ни слезинки...
И слышат они - то самое, что так боятся услышать - те приказы (по Берну – родительские предписания), которые когда-то восприняли как непреложные руководства... И все из-за того, что были тогда еще совсем малышами, а все люди и вещи казались такими огромными, и преграды на пути их желаний – непреодолимыми… Из-за того, что их родители в тот давний день не смогли помочь их преодолеть. Родители могли устать, обидеться друг на друга или заболеть... Просто не созреть еще для материнства или отцовства... Уйти из семьи или умереть...
Да-да, и об этих приказах тоже есть песни:
- Не живи!
Не живи, мой сын, не живи
Там, где мать лишили любви.
Не родись в этот мир, где грязь,
Лучше землю травой укрась.
(сл. П. Грушко. Песня Тересы из оперы “Звезда и Смерть Хоакина Мурьеты”)
 
- Не взрослей!
Не расти, дитя мое,
Что в том толку?
Может, малость самую,
Но и только...
(В.А.Долина)
 
- Не чувствуй
Папиной дочке плакать нельзя...
(?)
- Не будь близким
О любви не говори - о ней все сказано.
Сердце, верное любви - молчать обязано.
Без причины не гори - умей владеть собой.
О любви не говори. А молчать не в силах - пой!
(сл. А.Владимерцов. муз. Н.Лабковский, исп. К.И.Шульженко)
 
... Ну, а если спросят вдруг: “Где любимая и друг?”
Промолчи в ответ с улыбкой, пусть никто не видит сердце
Поседевшим от разлук...
(Т.Калинина)
 
И именно из-за того, что тогда к этим приказам невозможно было отнестись критически, мы решили запретить себе использовать те образы взаимодействия с миром, которые оказались ими заражены. И вот что у нас получилось. Кем мы себя сделали:
- Не будь значимым:
Только я - игрушка,
Только я - игрушка для тебя.
Я - твоя игрушка,
Что прожить не может не любя.
(?)
 
- Не будь собой:
До чего ж я невезучий,
До чего я невезучий.
Так хотел тебя увидеть –
И опять не повезло…
Чем себя напрасно мучить,
Я влюблюсь в другую лучше...
Вот увидишь, вот увидишь,
Я влюблюсь тебе назло!!!
(раньше – ВИА «Лейся, песня»!, а теперь- еще и группа «Руки вверх!»)
- Не думай!
...А перед нами – все цветет,
За нами – все горит.
Не надо думать – с нами тот,
Кто все за нас решит.
(В.С.Высоцкий)
 
- Не будь благополучным
Я - нищая сиротка, горбунья и уродка.
И в небо синее смотрю задумчиво и кротко.
Хромуша и бедняжка, безродная бродяжка,
В пыли бреду в полубреду,
Притом вздыхаю тяжко...
(В.Долина)
 
Выслушав все это и пережив заново, мы можем понять, почему каждый раз, когда что-то затрагивает зараженный ужасом и болью образ, мы не даем себе времени изучить ситуацию, а стараемся как можно быстрее из нее выбраться. Любой ценой. Ведь мы в этот момент опять в прошлом, опять сражаемся с этим пугающим сгустком мрака, высасывающим из нас жизнь. И понятно, зачем мы, вооружившись огромным ластиком, редактируем картину мира, стирая из нее все то, что нам может об этом напомнить. И заменяем разрушающие чувства другими, теми, которые первыми подвернулись нам ТОГДА, ведь ни на что иное у нас нет времени. Эта наша “скорая помощь”. А в ее “аптечке” – ни что иное как драйверы, универсальные рецепты и способы действия, которые мы почерпнули, когда, уже накопив некоторое количество начальных образов вещей, людей и простых взаимодействий, учились выстраивать их в технологии достижения результатов:
- Старайся!
Трудное счастье- находка для нас.
К подвигам - наша дорога.
(сл. И. Морозов, муз. В. Шаинский)
Не созданы мы для легких путей.
И эта повадка - у наших детей.
(сл. Е.Долматовский, муз. М.Фрадкин)
- Будь сильным
Ты понял, твердою рукой судьба карает безответных.
И уповать на бога тщетно. Богам дороже свой покой.
(К.Никольский)
 
И, внимательно прислушавшись к этим советам, мы теперь знаем как себя вести. Какими быть...
- Будь совершенным
Что со мной? Что делаю? Как смею?
Потакаю своему врагу!?
Я ж собою просто не владею.
Я прийти не первым не могу!
(В.С.Высоцкий)
- Спеши
Днем сто тысяч дел заботят нас, день всегда как трамвай переполнен.
И минуты нет, чтоб этот мир разглядеть, полюбить и запомнить.
(М.Боярский)
 
Вот так. А когда мы не в силах справиться со своей проблемой, и наша аптечка не помогает, мы, истощившись, замыкаемся в себе и тихо плывем по течению... Но мудрость Природы - с нами, и она хранит нас, пока мы совсем не откажемся смотреть на мир и видеть в нем хоть самые небольшие проблески света. Лучики Надежды.
Бывают дни, когда опустишь руки,
И нет ни слов, ни музыки, ни сил.
В такие дни я был с тобой в разлуке,
И никого помочь мне не просил.
И я хотел идти куда попало,
Закрыть свой дом и не найти ключа.
Но верил я: еще не все пропало,
Пока не меркнет свет, пока горит свеча.
(А.Макаревич)
 
Правильно! И лучший способ при этом - не замыкаться, а, наоборот, выйдя из старого проклятого Дома, поискать во внешнем мире что-нибудь такое, что поддержит веру и волю к жизни. И поможет заменить трепещущий огонек свечи во мгле на ясность и яркость восхода. Например, прочитать у Ричарда Баха: “Очень легко проверить, закончена ли твоя миссия на Земле. Если ты жив - она продолжается”. Этот способ очень древний. При раскопках Ниневии была найдена глиняная табличка, на которой три тысячи лет назад заклинатель Киссир-Набу клинописью вывел: “Житель потемок прочь из потемок ушел посмотреть на солнечный свет”. И правильно сделал.
А ключи от дома – их лучше не терять. Это позволит потом, возмужав и окрепнув, вернуться и навести в своем Доме порядок. А пока - можно найти себе что-то, похожее на временное Убежище души. И лучше всего - движущееся (это на самом деле помогает):
Когда мне невмочь пересилить беду,
Когда подступает отчаянье,
Я в синий троллейбус сажусь на ходу,
Последний. Случайный.
- Последний троллейбус, мне дверь отвори,
Ты видишь, как в зябкую полночь
Твои пассажиры - матросы твои
Приходят на помощь.
Я с ними не раз уходил от беды,
Я к ним прикасался плечами,
Как много, представьте себе, доброты
В молчаньи. В молчаньи.
Последний троллейбус плывет по Москве.
Москва, как река, затухает...
И боль, что скворчонком стучала в виске,
Стихает... Стихает....
(Б.Окуджава)
 
И вот заканчивается наша экскурсия за кулисы. И мы узнали, что скрывается под приросшими масками Буки, Лопуха, Игрока...
Теперь мы понимаем, что есть ситуации, когда наше поведение определяется отнюдь не внешними требованиями, как мы долго и успешно убеждали себя и окружающих, а глубоко запрятанными нелепостями нашего собственного изготовления. И мы лишаем себя удовольствия не во имя Великой Цели, а просто из-за того, что когда-то испугались и убежали от чего-то, что было нам еще не по силам. И всю жизнь прятались от этого под одеялом из самых разнообразных игр. Но ведь когда мы убегали, мы были просто маленькими детьми. Теперь же мы стали старше и кое-чему успели научиться.
И нам становится не по себе, мы мечемся и не понимаем, почему в голове такая каша, а потом, позже - не можем удержаться от смеха, до конца осознав всю абсурдность “пододеяального” образа жизни и эфемерность сковывающих нас по рукам и ногам пут.
Жить здесь, в материальном мире,
Под виниловый голос Боба Гелдофа,
Достать билет, чтобы съездить в Питер,
И плюнуть там в канал Грибоедова...
…Лаять псом в собачьей своре,
То держа за эпизод судьбы,
Купить флейту на последние деньги,
Но жить под звуки водосточной трубы...
Смешно...
(«Адо»)
 
Один взгляд назад
Может быть, один взгляд назад
Мне откроет в будущее глаза.
(К. Никольский)
 
Мы играем в игры. Каждую минуту своей жизни. И чаще всего мы не хотим и не можем остановиться и об этой самой жизни задуматься. Но бывают такие моменты, когда что-то происходит с нами, и мы вдруг ощущаем, что утратили или не впустили в свою жизнь что-то важное, а что – не понять…
Все, что можно пожелать,
Все давным-давно сбылося.
Я свернул бы в темный лес,
Да нельзя свернуть с тропы.
Ох, я знаю отчего
Мне сегодня не спалося,
Видно, где-то рядом – Ты,
Да глаза мои слепы…
(БГ)
 
Пока это просто чувство, мимолетное и непонятное. И не связанное с каким-то конкретным образом. И можно отмахнуться или загнать его в себя и забыть. А можно – постараться изучить и понять, а вдруг это окажется именно тем, к чему я так давно шла… Но что это? Что я упустила? Почему мне становится так грустно, когда я чувствую это или думаю об этом? Как будто бы ушло от меня безвозвратно что-то очень дорогое. Жизненно важное. А я и не заметила…
 
Заблудилась моя печаль
Среди пихт и берез.
И не действует по ночам
Расстоянья наркоз.
Ох, замучил меня вопрос:
Что же, что же не так, не так –
Что же не удалось?
(сл., муз. Ю. Кукин)
Если не удается ответить на этот вопрос сразу, стоит приглядеться к себе и своей жизни, спросить себя: куда же я все-таки иду, и каков мой путь? Чего я хочу? И может оказаться, что жизнь моя исполнена принуждением и завистью, что в ней мало искренней радости, что она зациклена в порочный круг, и абсолютно все неудачи и ошибки повторяемы и предсказуемы, а внешний мир кажется каким-то нереальным. Если я это вижу, значит - есть шанс.
Пели дождь и ручей всю ночь
Заунывную песнь свою.
А под утро ветер подул,
И, наверно, спугнул.
Как печален, печален мир,
Словно осень моя тоска.
Мне бы чистой води испить
Из прозрачного родника…
(К.Кинчев- Акустический концерт )
 
Надо только решиться... И найти этот родник, обрести силы. И можно многое переделать. Отказаться снова и снова механически повторять старые схемы... Остановиться. И вернуться туда, где когда-то выбирала путь. Не побояться начать сначала.
Перекресток семи дорог, вот и я.
Перекресток семи дорог, жизнь моя.
Хоть загнал я судьбу свою,
Но, в каком бы ни пел краю,
Все мне кажется, я опять на тебе стою.
(А. Макаревич)
И тогда можно свернуть с пыльной и грязной наезженной колеи, проложить себе путь по неизведанной земле... По роскошной росной траве, по лесам и горам, садам и полям.… Узнать себя поближе, увидеть те грани мира, которые раньше были от меня скрыты. Встретить тех, с кем будет по-настоящему хорошо…
… мы имеем то, чего мы сами стоим,
Пока в своей душе не одолеем страх...
(Трофим)
Это трудно, ведь, чтобы одолеть что-то неприятное, а тем более – собственный страх - надо иметь мужество встать с ним лицом к лицу. На этом пути будут преграды, и их гораздо больше, чем кажется на первый взгляд... И все же -
Пора перейти эту реку вброд.
Если ты останешься на этом берегу -
Ты знаешь, что тебя ждет.
Вставай! Переходим эту реку вброд.
(БГ)
 
А если совсем - совсем ничего не выйдет?.. Ну что ж, тогда можно и доктора позвать:
 
Человек и кошка плачут у окошка.
Серый дождик каплет прямо на стекло.
К человеку с кошкой едет неотложка:
Человеку бедному мозг больной свело.
Доктор едет-едет сквозь снежную равнину,
Порошок целебный людям он везет…
Человек и кошка порошок тот примут,
И печаль отступит, и тоска пройдет.
(сл, муз. Ф. Чистяков, исп. группа “Ноль”)
 
Но все-таки лучше научиться жить по-новому и справиться самой, ведь:
Сколько сердцу валидола ни мечи -
Все равно сплошные перебои.
Сколько головой об стенку ни стучи -
Не помогут лучшие врачи...
(сл., муз. В. Миляев)
Тому, кому это не надо, лучше дальше не читать. Тот, кто умеет осознавать и выбирать самые ценные и успешные игры, или в них вообще не играет, но замечает, как это делают другие, может просто послушать хорошие песни. Тому же, кто, читая предыдущее, хоть иногда ловил себя на том, что наши взгляды и чувства совпадают, и в моей работе есть нечто дельное и здравое, и что нам по пути - руку, друг! Признаюсь тебе, что я еще только начинаю этот путь. Он передо мной сейчас, такой, каким я его вижу. Давай пойдем дальше вместе, поддерживая друг друга там, где темно, скользко или страшно.
Мы прожили ночь,
Так посмотрим, как выглядит день...
 (БГ)
А с чего начать? – Давай посмотрим вокруг, может быть, в мире уже есть то, чего нам с тобой так не хватает?
В мире, где кружится снег стальной,
Где моря грозят крутой волной,
Где подолгу добрую ждем порой мы весть.
Чтобы было легче в трудный час,
Очень нужно каждому из нас,
Очень нужно каждому
Знать что счастье - есть.
(сл. И. Шаферан, муз. С. Намин)
Счастье - есть! И это не конечная цель, а способ путешествия, как я когда-то прочитала на стенке соседнего дома. И, зная об этом, чувствуя это, можно позволить себе углубиться в привычную ситуацию, но при этом...
Опять игра, опять кино,
Снова выход “на бис”.
Плетет судьбу веретено
За чертою кулис,
Когда-нибудь замедлить бег
и, уже не спеша
Увидеть, как берет разбег
Душа…
(К.Кинчев)
Я неспроста выделила здесь это самое “не спеша”, - это ключевой момент. Не спешить реагировать привычно, дать себе время подумать. Понять, кто со мною рядом, что это за ситуация, к чему она приведет, и что, наконец, в этой ситуации мне по-настоящему нужно. Честно. А для того, чтобы это отслеживать, моему Взрослому придется потрудиться и продраться через бури эмоций. А он ослаб и так устал от бесконечных распрей Ребенка и Родителя, что “скатился на позиции оппортунизма” и стал по очереди оправдывать то одного, то другого, а не координировать их.
Тогда я займусь им особо. Прямо сейчас я даю ему задание определить, что у меня уже есть, и что еще мне нужно, чтобы укрепиться и утвердиться в моем решении. И действовать дальше.
У меня есть дом, только нет ключей.
У меня есть солнце, но оно среди туч.
Есть голова, только нет плечей,
Но я вижу, как тучи режет солнечный луч.
У меня есть слово, но в нем нет букв,
У меня есть лес, но нет топоров,
У меня есть время, но нет сил ждать,
Есть еще ночь, но в ней нет снов.
...Есть еще белые – белые дни,
Белые горы и белый лед.
Но все, что мне нужно, это несколько слов
И место для шага вперед.
(В.Цой)
Да, это похоже на то, что со мной происходит. И ключи от Дома я все-таки потеряла. Возможно, если я найду их, то смогу привести в порядок имеющиеся и найти недостающие мне ресурсы, да и место для шага вперед расчищу. Значит, сначала надо поискать ключи. Такие факты, на которые стоит опереться. Очевидные и неоспоримые. Непререкаемые.
А пока я буду искать, перерывая старый хлам и боясь напороться на что-то страшное, друг мой и попутчик, побудь, пожалуйста, где-нибудь рядом. Не обязательно близко, но чтобы я знала, что ты есть.
И вот, я, наконец, нашла:
Первый факт и первый ключ - жизнь заканчивается смертью. Я умру. Каждая минута моей жизни приближает меня к смерти. Я ограничена во времени.
Второй - я могу только то, что я могу. И не больше. Буквально, я ограничена тем, куда могут дотянуться мои руки. То есть - в пространстве и ресурсах.
Третий - я всегда имею право выбора. И отвечаю за него я одна. Но поле моего выбора ограничено моими возможностями. А значит, я отвечаю только за то, что я реально могу. И если я возьму на себя больше, чем могу и хочу на данный момент - это будет вранье. Для выбора необходимо время. И если я его себе не предоставлю - значит, я оказываюсь от своего права. А это - тоже вранье.
Итак, вот они, ключи от моего Дома. И я - лицом к лицу с тремя непреложными истинами. Что я имею в итоге? Чистое, не замутненное ложью пространство-время. Мое собственное. Место для моей Вселенной, ограниченное временем моей жизни. Это - по длине. И это по большому счету не в моей власти. А вот объем, цвет и форма этой Вселенной всецело зависит от меня. Ведь только я решаю, какими образами, смыслами и чувствами она наполнится. И сколько их будет. Именно это, по-моему, и называется осознанием экзистенциального одиночества.
Когда поймешь, что ты один на свете,
И одиночества дорога так длинна,
То жить - легко, и думаешь о смерти,
Как о последней капле горького вина...
(К.Никольский)
 
И если держать в памяти все эти факты, то жить действительно становится легче, ведь даже в здорово стрессовой ситуации можно остановиться и спросить себя, что лучше – рубануть сплеча, а потом тратить время и силы на исправление, или подумать сейчас... И понять, чего я здесь хочу и что могу. Ведь ресурсы мои и возможности на самом деле ограничены, и поэтому поддаются учету. И всегда можно отследить, на что уходит мое время. И согласна ли я тратить его так, как раньше?
И теперь, думая о смерти, я вижу не то воображаемое трагическое событие, которое когда-то по неведению поместила в качестве фатальной развязки в свой сценарий, а светлое и свободное пространство-время моей жизни, ограниченное Неизведанным. И нахожу в этом колоссальный источник энергии для жизни.
Я в пути, и нет у меня никаких тревог и забот.
Одинокая лодка моя, рассекая волну, плывет.
(К.Кинчев- Акустический концерт )
 
И, думаю, неспроста многие из великих творцов на определенном этапе своей жизни писали для себя эпитафии. Значит, могли видеть свою жизнь как единое, целостное произведение искусства. Приведу одну, самую любимую. Ее написал для себя Микеланджело Буонаротти.
Я умер, подчинившись естеству.
Но тыщи дум в душе моей вмещались.
Одна из них угасла - что за малость?
Я в тысячах оставшихся живу.
(перевод А.А. Вознесенского)
 
А как мне заселить мою Вселенную? Как обустроить мой мир? Какие образы я внесу в него из внешней реальности? Ведь я знакома далеко не со всем, что там есть хорошего, ведь я так долго завешивала большую ее часть серой пеленой хандры и недовольства... И стирала другую часть ластиком страха... И, чтобы узнать, какие краски я еще могу увидеть, какие чувства испытать, чему научиться - я должна отправиться в разведку, и, как когда-то в детстве, заново открыть для себя этот мир. Но вот проблема - разведчик мой, Ребенок, уже совсем не тот. Зависть, страх и боль изменили его, и он стал панически шарахаться от многого в жизни. Бежать из тех самых ситуаций, в которых можно получить то, чего больше всего хочется...
И что теперь делать? Думаю, только то, что сделали когда-то для меня мои родители: создать новую модель мира - построить Дом, в котором Детеныш мой будет чувствовать себя согретым, любимым, способным жить. То есть - чувствовать себя в безопасности. И быть свободным. И он научится верить в себя и доверять другим:
Верю я, - ночь пройдет, сгинет страх.
Верю я, - день придет весь в лучах.
Он пропоет мне новую песню о главном.
Он не пройдет, нет, лучистый, поющий и славный...
 (сл., муз. Г.Сукачев)
 
И дом этот я буду строить из того, что у меня уже есть. Его стены – это Взрослое планирование и Родительская забота, а внутри он будет из того, что у меня хорошо получается, приносит мне радость, увлекает и интересует меня. Я украшу его лучшими стихами и песнями, я буду искать в окружающем мире самые яркие и радостные впечатления. Сделаю, например, фотоальбом с летними цветами, тыквами и огурцами, а потом, зимой, заберусь с ногами на диван и буду его рассматривать... Наберу в лесу и накуплю на базаре летних фруктов и ягод и наварю вкуснейших джемов (в прошлом году опробовала новый рецепт - пальчики оближешь), и мы дома будем их до следующего лета поедать с чаем, намазывая на хрустящие тостики... Залезу с мужем и сыном на стену Кремля в Зарайске, куплю себе книжку, о которой давно мечтаю – “Язычество древней Руси”. А самое главное – научусь въезжать на велосипеде в узкую калитку нашего садового товарищества!
Я вернусь в Старый Дом, открыв его своими новыми ключами. Отремонтирую его, вспомню свои прежние успехи и победы, и тех людей, которые мне помогали их добиться, вспомню всех тех, кто поддерживал меня, был добр и нежен, заботлив и мудр, тех, кто жил широко и “вкусно”. И всех их поблагодарю – лично или мысленно, ведь некоторых из них уже нет… Я узнаю все, что могу, о своих предках и родственниках, и воспользуюсь их опытом... Да мало ли что еще можно сделать! И это поможет мне осознать, как из сырого песка жизненных впечатлений намываются светлые искорки радости. Оказывается, и это я тоже умею. И давно умею, ведь, если вспомнить, то окажется, что я всегда знала, как обращаться со своим счастьем. Как это было, когда я
…ворожила над ним, колдовала,
И даже бывало, что из горького горя я счастье свое добывала…
Это зря говорится, что надо счастливой родиться.
Надо только, чтоб сердце не устало над счастьем трудиться,
Чтобы не было сердце лениво, спесиво.
Чтоб за каждую малость оно говорило: «Спасибо».
Спасибо…
(сл. В. Тушнова, муз. К. Орбелян)
И вот еще: я буду общаться с теми людьми, которые очень мне нравятся. А если кто-то из них не захочет, ну, что ж, это его право, которое я уважаю. А Ребенку уже не будет больно в случае отказа, о нем теперь позаботится Родитель, и Взрослый уже понял, что не может брать на себя ответственность за то, в чем не властен, и они все вместе найдут, чем заняться... Могут взять да и построить парусник:
Наконец-то в парусах ветер свежий -
Суматошных перемен добрый вестник.
Вместе с верою отыщем надежду,
А любовь сама найдет нас по песням.
(А.Розенбаум)
 
И постепенно Ребенок мой оттаивает... Освобождается... Он находит новые чувства в привычном, он начинает интересоваться тем, чего раньше просто не замечал... Он заново учится смотреть и слушать. Видеть и слышать…
И обнаруживает, что среди наших песен есть такие, которые как раз про то, чего я хочу достичь. Песни Преображения. Вот, например, такой образ – очищение дождем:
 
И представил я, - город наводнился вдруг веселыми людьми,
Вышли все под дождь, хором что-то пели и плясали, черт возьми!
Позабыв про стыд и опасность после с осложненьем заболеть.
Люди под дождем как салют встречали первый гром,
Весенний первый гром.
(сл., муз. Ю.Шевчук)
Или весеннее возрождение природы. А душа – она ведь тоже часть природы. Ее преображение – это ее весна. И снова все впереди. И это может случиться со мною в любое время года.
Приходит время -
С юга птицы прилетают,
Снеговые горы тают,
И не до сна.
Приходит время -
Люди голову теряют.
И это время
Называется весна.
(сл., муз. В. Миляев)
А эта песня - самая интересная. Она о том, что, научившись хорошо себя чувствовать и получать удовольствие от жизни в настоящем, можно оглянуться назад, в прошлое. И, к удивлению своему, обнаружить, что те образы, которые раньше беспокоили и пугали из-за того, что в них когда-то застряла боль, освобождаются от нее, и их содержимое становится доступным для того, чтобы его использовать. И, более того, понять, что совершать ошибки - это не страшно. Ведь то, что казалось ошибочным тогда, может быть самым лучшим теперь... Ошибки ведь сопровождают поиски формы для воплощения души в этом мире. Их не делают лишь те, кто не хочет воплощать свою душу. Или не может… И так же можно относиться к пробам и промахам других.
Если солнце на ладони,
Если сердце в звуках тонет, -
Ты потерян для обычных дней.
Для тебя искрится полночь,
И звезда спешит на помощь,
Возвращая в дом к тебе друзей.
 
Замыкая круг,
Ты назад посмотришь вдруг
И увидишь в окнах свет,
Сияющий нам вслед,
Пусть идут дожди,
Прошлых бед от них не жди.
Камни пройденных дорог
Сумел пробить росток.
(А.Калинкин, К.Кельми)
И в этом магическом круге - новом круге моей судьбы - объединятся два Дома - старый, из прошлой жизни, который я не побоялась открыть и отремонтировать, и новый, который я строю. И это будет тот долгожданный Дом моей души, центр моей Вселенной, который я, вначале неосознанно, а затем - все более и более понимая, что я делаю, создавала и обустраивала каждый день, каждый час, каждый миг моей жизни... И буду создавать до последнего вздоха и взгляда. И из круга вновь родится путь, и круг разомкнется, и откроются горизонты, и реальный мир вновь станет объемным.… И уже становится.
Спасибо тебе, друг мой, мой попутчик, все это время ты незримо присутствовал рядом со мной. И, может быть, узнал и пережил что-то новое и нужное для себя.… Буду рада, если это так. Удачи тебе.
А теперь - еще одна песня. Ее четыре куплета - как четыре этапа того, о чем я только что здесь написала. Если потерялся, нужно посмотреть вокруг себя и выбрать ориентир. И держаться его. И не бояться просить о помощи. И не бояться получить отказ. А впрочем, в песне сказано все:
 
Четвертые сутки все ветер и ветер.
За окнами рубки - кромешная тьма.
Как будто земли не осталось на свете, -
Лишь снега да бешеных волн кутерьма.
 
И вот, сквозь туманы, сквозь ветры, сквозь грозы,
Сквозь бурю и шторм пробиваясь едва,
Над судном тихонько, тихонько поплыли
Такого знакомого вальса слова.
 
Радист, ну, пожалуйста, громче немного,
А хочешь, мы сами тебе подпоем,
Пусть штурман по вальсу проложит дорогу,
Пусть вальс этот станет для нас маяком.
 
В порту нас мелодия эта встречала.
Ее как подарок друзья нам несли,
Когда подходили устало к причалу
В тяжелой броне ледяной корабли.
 
(?)
А что же дальше? Жить, постигая мир, каждый раз открывая его для себя заново, строить свою судьбу. Свою Вселенную. Пусть Ребенок бежит впереди, сует всюду свой любопытный нос и улыбается людям, открывая для себя каждый раз что-то новое и волнующее. И, нарезвившись, возвращается в тепло и любовь Дома. Пусть Взрослый тренируется и обучается, всегда помня о границах и ресурсах, определяет оптимальные пути для решения жизненных задач. Пусть Родитель заботится и заполняет пробелы в моем воспитании и образовании, выискивая вокруг самые лучшие и успешные стратегии, которым может обучиться Взрослый. И тогда не нужно больше будет врать ни себе, ни другим, а чувства будут не самоцелью, а тем, для чего приспособила их наша мудрая Мать-Природа - источниками информации о том, что творится внутри и вокруг. И наградой за победу.
 
Ну вот, исчезла дрожь в руках,
Теперь - наверх!
Ну вот, сорвался в пропасть страх
Навек, навек, -
Для остановки нет причин -
Иду, скользя...
И в мире нет таких вершин,
Что взять нельзя!
 
Среди нехоженых путей
Один - пусть мой,
Среди невзятых рубежей
Один - за мной!
А имена тех, кто здесь лег,
Снега таят...
Среди нехоженных дорог
Одна - моя!
 
Здесь голубым сияньем льдов
Весь склон облит,
И тайну чьих-нибудь следов
Гранит хранит...
И я гляжу в свою мечту
Поверх голов
И свято верю в чистоту
Снегов и слов!
(В.С.Высоцкий)
 
А можно и проще:
Я теперь в своем лесу
Гордо голову несу.
Знаю: если заплутаю -
Тут же сам себя спасу.
(О. Газманов)
 
Итак, совершив небольшую экскурсию в мир песен и, одновременно, вглубь своей души, можно увидеть и понять, во что превращается жизнь, если посвятить ее играм. И найти способ от этого отказаться. И сделать так, чтобы больше не хотелось. Так что же, работа закончена? Ну уж нет, самое интересное только начинается! Ведь теперь мы не только знаем, что время нашей жизни – это самый ценный ресурс, но и чувствуем это каждой клеточкой своей, каждым нервом. И, «познав себя», выбираем дело, достойное нас, нашего ума, души и таланта:
Хочу воспеть
Я город свой мастеровой,
Хочу успеть,
Покуда в силе и живой.
(А.Розенбаум)
 
Мы выбираем цель, и она будет достаточно масштабной, чтобы впечатлять, достаточно доброй, чтобы согревать, и красивой, чтобы воодушевлять. И достижимой реально. Вперед!
Есть такие песни, которые приятно слушать. Они очень простые. Здесь нет вычурных метафор, да они и не нужны. Вот вернулся Свободный Ребенок, посмотрел вокруг... И человек стал совсем другим, и ему уже больше не интересны поддельные чувства. Или ему повезло, и он был таким изначально. Он открыт себе и своей жизни. И чувства его естественны, он плачет и смеется, он говорит правду. У него есть его свобода, друзья, любовь, Родина. И весь мир. И он счастлив.
 
***
Рассыпала бусы из белых горошин,
Поплакав о том, вытерла слезы,
Девочка, влюбленная в детство, за бусы и- дождь...
У девочки все случается вдруг,
Она дышит тем, что есть вокруг,
И, если троллейбус встал, она уйдет пешком.
Идет очень тихо, но ее не догнать,
А если спугнул - легко потерять.
И звездопадом из глаз ее не возьмешь.
Ни шахматным ходом, ни картою в масть,
Ни выстрелом в сердце тебе не попасть.
И многое поздно, в чем когда-то везло...
Она ведет в счете, не начиная,
А все потому, что не играет,
И ваши законы ей ни к чему.
Согрета виденьем голубиного счастья,
Через рваную крышу, к звездам, и дальше.
Она улетит, и не вспомнит о нас...
(Группа “Адо”)
 
Приходи ко мне, Глафира,
Я намаялся один.
Приноси кусочек сыра,
Мы вдвоем его съедим.
Буду ждать желанной встречи
Я у двери начеку.
Приходи ко мне под вечер -
Посидим, попьем чайку.
Приходи ко мне, Глафира,
Ненароком, невзначай,
Приноси кусочек сыра,
А без сыра - что за чай?
И колбаски два кусочка,
А я маслица найду.
В этой жизни в одиночку
Не прожить - имей в виду.
Одари прелестным взглядом,
Малость рядышком побудь.
Больше ничего не надо,
Только - к чаю что-нибудь...
Лучше быть сытым, чем голодным,
Лучше жить в мире, чем в злобе,
Лучше быть нужным, чем свободным -
Это я знаю по себе
(сл, муз. Г.Васильев - дуэт “Иваси”)
 
Я шагаю по Москве
Бывает все на свете хорошо,
В чем дело - сразу не поймешь.
А просто летний дождь прошел,
Нормальный летний дождь.
Мелькнет в толпе знакомое лицо,
Веселые глаза.
А в них блестит Садовое кольцо,
А в них бежит Садовое кольцо
И летняя гроза.
А я иду, шагаю по Москве,
И я еще пройти смогу
Соленый Тихий океан,
И тундру, и тайгу.
Над лодкой белый парус распущу,
Пока не знаю с кем.
А если я по дому загрущу,
Под снегом я фиалку отыщу
И вспомню о Москве...
И вспомню о Москве...
(сл. Г.Шпаликов, муз. А. Петров. Из к/ф «Я шагаю по Москве»)
 
***
Птицы поют в сосняке придорожном.
В ясное небо подолгу смотрю.
Жить на земле и не петь невозможно.
Это я точно тебе говорю.
 
Надо друзей выбирать осторожно,
Но без опаски им сердце дарю.
Жить на земле без друзей невозможно.
Это я точно тебе говорю.
 
Сотню ночей я провел бы тревожно,
Лишь бы с любимою встретить зарю.
Жить на земле без любви невозможно.
Это я точно тебе говорю.
(сл. Л. Афанасьев, муз. Л. Куксо. Песня из к/ф «Неподсуден»)
Лодочка
Березы подмосковные
Шумели вдалеке.
Плыла-качалась лодочка
По Яузе-реке.
Мы плыли по течению
Сторонкою родной.
И вместе тесно не было
Нам в лодочке одной.
От весел вдоль по Яузе
 Струился светлый след.
С тех пор, друзья-товарищи,
Прошло уж много лет.
Давно уж мы разьехались
Во все концы страны.
 Но дружбе мы по-старому,
 По-прежнему верны.
Над нами небо Родины,
И так светло кругом,
Как будто мы на лодочке,
 Как в юности, плывем.
И путь наш не кончается,
Простор речной широк;
И гонит, гонит лодочку
Попутный ветерок.
(М.Матусовский)
 
Я очень люблю слушать эти песни и называю их «песнями хорошего настроения». И умиротворенного духа. Они здорово облегчают, например, хлопоты по хозяйству. Мурлычешь одну из них про себя, – и дело спорится.
А если приходится расставаться и расстраиваться?
Вот простой и экономный способ реагирования. И полезный для здоровья – свежий воздух да физическая тренировка, как-никак.
Меня милый разлюбил.
И что же я поделаю?
Пойду к проруби глубокой...
Да вокруг побегаю.
(народная частушка) Ах, какая замечательная девчонка сочинила ее когда-то. Интересно, как сложилась ее жизнь? Наверное, счастливо сложилась.
Ой, спасибо тебе, мама,
Что такую родила.
Я на танцы, я на песни –
Я на всякие дела!
Смерть побеждающий вечный закон -
Это любовь моя.
(Рабиндранат Тагор.
Стихи использованы в песне
 к фильму “Вам и не снилось”)
 
Есть множество песен об этом. Они очень разные. Конечно, тексты эти можно анализировать, выявляя жизненную позицию, эго-состояние, может быть, даже попрактиковаться в определении типа сценария. Но давайте лучше просто послушаем, ведь в каждой из них живет любящая человеческая душа. Любящая так, как может.
***
- Пардон, ма шер, ведь мы встречались,
Я жив той встречею досель.
- Ах да, мон шер, я так ждала вас.
- Теперь Вы мой плезир, мамзель.
Ма шер, я в Вас влюблен по уши.
- Какой жантильный политес.
- Шарман! Мы - родственные души,
Амуром нас попутал бес.
(сл. Я. Поляков, муз. И. Цветков, дуэт из фильма “Табачный капитан”)
***
Когда душа моя от слов твоих остынет,
Я подойду к тебе и крикну не шутя:
“Не тронь мою любовь, не тронь ее, бесстыдник,
Она еще дитя. Она еще дитя...
Оставь мою любовь до времени свободной
И дерзостью своей ты ей не прекословь.
Не тронь мою любовь, не тронь ее, негодный,
Не тронь мою любовь, не тронь мою любовь...
Ах, все твои слова - ненужная подробность.
Повремени еще, признанья не готовь,
Не тронь мою любовь, она - еще подросток...
Не тронь мою любовь, не тронь мою любовь...”
(В.А. Долина)
 
***
Любви моей ты боялся зря.
Не так я страшно люблю.
Мне было довольно видеть тебя,
Встречать улыбку твою.
И если ты уходил к другой
Или просто был неизвестно где,
Мне было довольно того, что твой
Плащ висел на гвозде.
Когда же, мой мимолетный гость,
Ты умчался, новой судьбы ища,
Мне было довольно того, что гвоздь
Остался после плаща...
(Новелла Матвеева)
 
***
Видишь, звезда в ночи зажглась,
Шепчет сынишке сказку.
Только бездушье губит нас.
Лечат любовь да ласка.
Я растоплю кусочки льда
Сердцем своим горячим.
Буду любить тебя всегда.
Я не могу иначе.
(сл. Н.Добронравов, муз. А.Пахмутова)
***
Как много лет во мне любовь спала.
Мне это слово ни о чем не говорило.
Любовь таилась в глубине, она ждала.
Но вот проснулась и глаза свои открыла.
Теперь пою не я – любовь поет,
И эта песня в мире эхом отдается.
Любовь настала так, как утро настает.
Она одна во мне и плачет, и смеется.
И вся планета распахнулась для меня.
И эта радость словно солнце не остынет.
Не сможешь ты уйти от этого огня,
Не спрячешься, не скроешься – любовь тебя настигнет.
(сл. Р.Рождественский, муз. Р.Паулс)
 
***
Пойду я с Юрочкой по переулочку
Опять гулять сегодня до зари.
Влюблен мой Юрочка в мою фигурочку.
И не нужны нам больше фонари.
(Алена Апина)
 
***
Ничего не говори,
Не боясь гореть, гори,
Я ж, в огне твоей любви
Пропадая,
Все в тебе благословлю,
Счастьем душу отравлю.
Просто я тебя люблю,
Молодая.
(Е. Амирамов)
***
Ты меня любишь.
Яростно, гордо, ласково.
Птицей парящей
Небо судьбы распластано.
Ты меня любишь, -
Лепишь, творишь, малюешь, -
О, это чудо, -
Ты меня любишь...
(Юнна Мориц)[2]
 
***
За глаза твои карие,
За ресницы шикарные,
За осиную талию
И улыбку усталую,
За твои руки нежные,
И за ласки безбрежные –
За тебя, моя женщина,
Поднимаю бокал.
(Михаил Шелег)
 
***
Я больше не прошу. И мне не надо много.
Не надо ярких звезд с небес
И сотни слов не надо, не лги.
Я больше не прошу. Лишь только у порога.
Звучали бы в ночи твои
Усталые шаги.
(сл. В. Соколов, муз. А. Литягин . исп.«Мираж»)
***
На плече твоем до зари лежать,
О любви шептать ночью вешнею.
Дочерей рожать, сыновей рожать,
Исполнять свое дело вечное...
 
Довоюй, родной, дотерпи, родной.
Не давай вздохнуть злому ворогу.
Вы за нас - горой,
Мы за вас - стеной, -
Все у нас с тобой нынче поровну.
(сл. Р. Рождественский, муз. Е. Птичкин)
 
***
Покроется небо пылинками звезд,
И выгнутся ветки упруго.
Тебя я услышу за тысячу верст.
Мы - эхо,
Мы - эхо,
Мы - долгое эхо друг друга.
 
И мне до тебя, где бы я ни была,
Дотронуться сердцем не трудно.
Нас снова любовь за собой позвала.
Мы - нежность,
Мы- нежность,
Мы - вечная нежность друг друга.
(сл. Н. Добронравов, муз. А. Пахмутова)
 
***
Солнышко мое, вставай,
Ласковый и такой красивый.
Может быть, это любовь,
Я не знаю,
Но очень похоже на рай.
(сл. М. Хлебникова, Г. Витке, муз. М. Хлебникова)
 
***
Полет к новым мирам,
Полет над землей,
Полет к звездным домам,
Полет рядом с тобою.
Взлететь в небо стрелой,
Расправив гордые крылья,
И быть свободной такой
С тобой.
(сл., муз. Анита Цой)
 
***
… и осень прекрасна,
когда на душе – весна.
Сильнее разлук
Тепло твоих рук,
Мой верный, единственный друг…
(сл. М. Лисянский, муз. Б. Мокроусов)
***
Когда вода Всемирного потопа
Вернулась вновь в границы берегов,
Из пены уходящего потока
На сушу тихо выбралась Любовь -
И растворилась в воздухе до срока,
А срока было - сорок сороков...
И чудаки - еще такие есть -
Вдыхают полной грудью эту смесь,
И ни наград не ждут, ни наказанья, -
И, думая, что дышат просто так,
Они внезапно попадают в такт
Такого же - неровного - дыханья...
 
Свежий ветер избранных пьянил,
С ног сбивал, из мертвых воскрешал, -
Потому что если не любил -
Значит, и не жил, и не дышал!
(В.С.Высоцкий)
 
***
А любовь всегда бывает первою,
И другою быть не должна.
Самой первою, и самой верною.
И всегда - одна.
(сл. Е. Долматовский, муз. М. Фрадкин)
Психотерапия - хорошая работа. К нам приходят люди, которые чувствуют, что имеют право на что-то лучшее. И мы можем помочь им обнаружить в себе, пережить и побороть то, что мешает – сковывающие, угнетающие чувства и устаревшие неконструктивные верования. Можем помочь им научиться быть уверенными в себе и мире. Радоваться. Ощутить себя творцами своей собственной судьбы. Реально изменить себя и обстоятельства своей жизни. И эта песня - не только про летчиков-испытателей. Она - про нас тоже.
Мы учим летать самолеты,
Мы учим их страх побеждать.
Такая у нас работа –
Учить самолеты летать.
(сл. Н. Добронравов, муз. А. Пахмутова)
 
У нас есть, что предложить тем, кто к нам обращается:
... Хочешь, я с тобой заговорю,
Руку дам, - и станет путь короче.
Почему, дружок, да потому,
Что я жизнь учил не по учебником.
Просто я работаю…
Просто я работаю…
Волшебником.”
(сл. Л.Ошанин, муз. Э.Колмановский)
 
Ведь наша работа, если она сделана профессионально, действительно укорачивает путь к цели и удлиняет тем самым человеческую жизнь. Насыщает ее. И, с каждой освобожденной душой, с каждым удавшимся проектом, новой книгой - мы вносим в мир доброту... Ведь
Пусть нам не дано изменить все немедля как хочется,
Когда изменяемся мы - изменяется мир.
(Сл. Е. Евтушенко, муз. Е. Крылатов)
И как славно, если о нас когда-либо вспомнят те, для кого мы живем и работаем:
Он ходил от цветка к цветку,
Зажигал от звезды звезду
И гасил за бедой беду.
Больше он ничего не хотел,
Больше он ничего не умел.
(сл. Р. Амусина, муз. С. Пожлаков)
 
То, о чем поется в этой песне, справедливо и для венца жизни человеческой, и для завершения моей работы. Эта песня - о подведении итогов, о мудрой старости, когда результаты прожитых лет - не только морщины, а еще тот драгоценный жизненный опыт, который передается из поколения в поколение и одухотворяет мир людей, связывая всех нас в единое человечество.
 
Песня пусть начинается,
До небес поднимается,
Светом пусть наполняется, как заря.
Посидим по-хорошему, пусть виски запорошены -
На земле жили - прожили мы не зря.
 
Над рекой вспыхнет зорюшка,
Высоко встанет солнышко,
Упадет в землю зернышко в нужный срок,
Только бы в поле - во поле
Дождичек сыпал вовремя,
А потом чтобы вовремя лег снежок.
 
Спелый хлеб закачается.
Жизнь - она не кончается.
Жизнь - она продолжается каждый раз.
Будут плыть в небе радуги,
Будет мир - будут праздники,
И пойдут внуки - правнуки дальше нас.
(сл. Р. Рождественский, муз. Е. Мартынов)
 
Да будет так!
Эта работа никогда не появилась бы на свет без всех тех, кто выразил свою душу в песнях и стихах, без тех людей, которые рассказывали мне о своей жизни, без моей семьи и друзей.
Особенно хочется поблагодарить моего коллегу в настоящем и космонавта в будущем С.Н. Рязанского – он существенно расширил мои музыкальные горизонты и научил пользоваться ресурсами Интернета. Большое спасибо кандидату (без пяти минут доктору) медицинских наук В.Е.Гущину за его тонкие и очень ценные замечания, касающиеся психологии спорта и компоновки материала в моей рукописи.
Истоки моего интереса к тому, как мы ведем себя, думаем и чувствуем, заложены во время обучения в Московской медицинской академии на лекциях зав. кафедрой нормальной физиологии профессора К.В. Судакова, который блестяще изложил и развил идеи своего гениального учителя П.К. Анохина.
Многое я почерпнула, работая в отделе гравитационной нейрофизиологии и профилактики Государственного научного центра – Института медико-биологических проблем РАН. Я глубоко признательна зав. отделом профессору И.Б.Козловской за ее вклад в мое профессиональное становление. Преклоняюсь перед блистательным талантом ученого, мудростью и зрелостью руководителя и восхитительным теплым обаянием неотразимой женственности.
И чрезвычайно ценным для меня стало обучение на кафедре психотерапии Российской медицинской академии последипломного образования. Здесь я познакомилась с основами транзактного анализа, который преподается и творчески развивается зав. кафедрой профессором В.В.Макаровым и его супругой, кандидатом психологических наук Г.А. Макаровой. Для меня большая честь и счастье учиться у них и сотрудничать с ними.
Я благодарю профессора Б.Е. Егорова за его увлекательные и эмоционально насыщенные экскурсы в историю и практику психоанализа. Именно на его семинаре у меня зародилась мысль об исследовании образов коллективного бессознательного, которые содержатся в песенной и поэтической культуре нашего времени и в классических произведениях.
Очень важной для моей жизни и для этой работы стала книга А.А. Андреева “Магия и культура в науке управления”. Автор безвременно ушел из жизни, и я скорблю о том, что не была с ним лично знакома. Верю, что его идеи, его опыт и оптимизм помогут еще многим из тех, кто решил быть хозяином своей судьбы и работает, чтобы достигать своих целей. Я благодарю этого человека за его книгу. Она написана для тех, кто любит Россию и делает все, что может, для того, чтобы она стала счастливой и процветающей страной.
 
 


[1] Если мне известен автор цитируемого текста, то его имя обозначено обычным шрифтом, если нет – то указывается имя исполнителя, выделяемое жирным курсивом. Если мне неизвестно ни то, ни другое – скобки пока остаются пустыми. Буду признательна, если читатели помогут мне их заполнить. Мой адрес cheglova@meramed.ru, icheglova@mail.ru .
[2] При всем моем уважении к Александру Серову никак в толк не возьму, зачем ему, мужчине, потребовалось исполнять эту сугубо дамскую песню...
 



Домой написать нам
Дизайн и программирование православие, христианство, религия, творчество
© 2020 Центр интегральной психологии, соционики и профайлинга